253 053 объектов недвижимости Москвы и Санкт-Петербурга
Войти   0 + Подать объявление
 
26 апреля 2010, 10:51 2564

«Эксплуатация недвижимости. Часть 2. Быть Главным Инженером»: глава 3

Талантливый программист и успешный бизнесмен, основатель и президент компании «МайклоСовд» Михаил Романович Струйский влюбился в уборщицу. «Причина в том, что я раньше всех прихожу и позже всех ухожу», — полагал Струйский, который обычно работал с восьми утра до восьми вечера.

Пару лет назад такой режим довел его, как считал он сам, до депрессии. Струйский обратился к психотерапевту. Тот разложил проблемы пациента по полочкам. Интенсивный умственный труд программиста вкупе со стрессами бизнеса и эмоциональными нагрузками неудачного брака вконец расшатали нервную систему и переутомили даже такой могучий интеллект, как у Струйского.

Головной мозг потерял способность восстанавливать свои ресурсы. Но до настоящей депрессии, слава Богу, дело не дошло. Налицо было лишь преддепрессивное состояние, порожденное хронической усталостью. Струйский победил этот недуг всего за десять сеансов психотерапии. Врач научил его самостоятельно восстанавливаться с помощью специальных психотехник. Струйский считал, что больше всего ему помогла выйти из кризиса так называемая техника переключения внимания. С ее помощью из сознания легко вытесняются ненужные мысли и чувства, а освобожденный мозг быстро восстанавливает работоспособность. Но опустевшее сознание нужно срочно чем-то заполнять, иначе мрачные мысли и тревожные чувства не замедлят вернуться. И это «свято место», которое «не бывает пусто», загружается простыми и понятными вещами — известными пятью чувствами (зрением, слухом, вкусом, обонянием, прикосновением). После регулярных тренировок Струйский научился в нужный момент ловко вытеснять тревогу и тяжкие думы, любуясь окружающим миром: его красотами, звуками, запахами. Он почувствовал себя так хорошо и уверенно, что вернулся к своему двенадцатичасовому рабочему дню. Только теперь он не уставал.

Струйский взял себе за правило практиковать переключение внимания перед погружением в работу и после нее. По дороге в офис он с наслаждением вслушивался в шум пробуждающегося города, вдыхал утренний воздух, еще не сильно оскверненный транспортными выбросами, и, конечно, замечал интересные детали окружающих предметов, на которые раньше не обращал внимания. При этом испытывал доселе неведомое умиротворение. Подходя к зданию бизнес-центра, Струйский любовался архитектурным обликом необычного экспериментального здания. Войдя в дверь, отмечал стильные детали интерьера. Поднявшись на лифте, с удовольствием вдыхал фруктовый аромат моющего средства, затем приветливо улыбался скромной женщине средних лет, которая делала уборку.

 

Женщина была последним явлением прекрасного окружающего мира перед уходом Струйского в виртуальную реальность математических функций, итераций, алгоритмов и компьютерных программ. Она же была первым человеком на выходе из этой реальности. В конце концов, в сознании Струйского женщина закрепилась как некое связующее звено между этими двумя мирами, как звезда, освещающая вход в дивный окружающий мир, который, в общем-то, и вернул ему душевное здоровье. Ощущение мира и покоя в душе, гармонии и единения с Вселенной рано или поздно приводит к чувству всепоглощающей любви. Струйский снова полюбил весь этот мир, полюбил саму жизнь, полюбил красоту окружающих явлений и предметов. Он полюбил здание, в которое приходил каждый день, эти стены, в которых трудился по двенадцать часов, эту женщину, которая каждый день волей-неволей встречала его до и после погружения в работу. В один прекрасный день Струйский ощутил, что чувство всепоглощающей любви как-то клонится в сторону этой женщины. Во второй прекрасный день ее образ отодвинул остальные предметы любования на второй план. А в n-й прекрасный день благополучный программист Струйский не смог полностью погрузиться в работу. В виртуальный мир математических вычислений вторглась новая функция Y = F(x). Игреком обозначался он сам, его душа и тело. Иксом стала эта загадочная женщина. Буква F указывала на новое любовное чувство. В этой функции была своя красота и гармония. Именно с буквы F начинается слово feeling, которое со священного для всех программистов английского языка переводится на русский как «чувство».

Что касается женщины, то она и впрямь была достойна называться Леди Икс. Ведь в математике эта буква всегда обозначала нечто неизвестное, а он действительно ничего о ней не знал. Разве что род занятий, который сильно смущал Михаила Романовича Струйского, потомственного дворянина, представителя старинной аристократической фамилии.   Глубокую печаль навевало недавнее заседание городского клуба информационных технологий, куда принимали только компьютерную бизнес-элиту. Там зашла речь как раз о любовных романах. Один тип хвастался интрижкой с топ-моделью, другой — связью с известной теннисисткой, третий — приключением с обычной домохозяйкой, но француженкой. И только он, Струйский, сидел да помалкивал, следуя совету своего любимого поэта: 

Молчи, скрывайся и таи

И чувства, и мечты свои... 

Струйский застыдился своей любви, но его внутреннее благородство (оно же генетическое, дворянское) сочло стыд недостойным. Он застыдился своего стыда. И этот стыд в квадрате, стыд высшего порядка грозил вновь вернуть его в преддепрессивное состояние. Не успел Михаил Романович познать всю прелесть высоких чувств, как тотчас же в них запутался. Увы, такое часто случается с мужчинами аналитического склада ума. Все, что не поддается логике, порой легко выводит их из душевного равновесия. «Опять обращаться к психотерапевту? — подумал Струйский, но тут же отверг это решение: 

— Нет уж. Привыкнешь, потом и шагу не ступишь без душевного поводыря. Прибегну-ка лучше к нашему, российскому, доморощенному, кондовому способу психотерапии». С этой мыслью он набрал номер своего самого близкого студенческого друга Стаса.

— Ну у тебя и чутье! Ну и интуиция! — услышал он радостный голос друга. — Только что сам хотел тебе звонить! Моя благоверная сегодня укатила на стажировку в Финляндию, и нам ничего не помешает уйти в маленький холостяцкий загульчик.

— Именно это мне и нужно! — столь же радостно ответил Михаил. — Но как я рад за твою Веронику! Совсем недавно устроилась на работу и уже едет в загранкомандировку!

— Работа такая, — произнес Стас и почему-то хихикнул.

На взгляд Струйского, жена друга сотворила чудо. Они со Стасом поженились еще на третьем курсе. Вероника никогда не работала. Сразу забеременела, родила, сидела с ребенком, потом закончила институт, родила второго. Сейчас дети выросли и, в общем, ее стремление реализовать себя в работе вполне логично. Но как ей удалось без профессии, стажа и опыта столь удачно устроиться? Впрочем, это же Вероника! Умница, красавица, лучший друг и опора рассеянного программиста, образцовая жена творческого человека! Сам Струйский прошел через два неудачных брака и завидовал белой завистью семейному счастью друга.

— И что же это за таинственная работа? — интересовался Михаил. — В прошлый раз я так и не добился от тебя вразумительного ответа. Ты говорил, что ее взяли в филиал какого-то швейцарского колледжа, назвал ее должность — оператор службы сервиса, — но в чем конкретно состоят ее обязанности, так и не сказал. Может, ты сам не знаешь?

— Знаю, — ответил Стас. — Раньше я напускал туману, потому что стеснялся.

— А чего ты стеснялся? Вроде бы хорошее место. Насколько я помню, получает она почти тысячу долларов. К тому же в этой западной фирме все по-честному: «белая» зарплата, оформление по трудовой книжке, медицинская страховка, питание, отпуск тридцать шесть дней...

— Ты не знаешь, что подразумевается под кодовым названием «оператор службы сервиса».

— Ну, наверное, не самая высокая должность...

— Моя жена убирает офисные помещения! — перебил его Стас.

— Так она уборщица?!!! — воскликнул Михаил.

— Ну да, — подтвердил Стас. — И я если и не горжусь этим, то, по крайней мере, стыдливо не ворочу от моей благоверной свой интеллигентский фэйс. Помнишь один из слоганов нашего детства «Уважайте труд уборщиц»? Но дело не в этом. Поначалу я жутко комплексовал по поводу этого злосчастного трудоустройства, даже устраивал ей сцены. Потом как-то вечером заехал за ней на работу, посмотрел на все это хозяйство... Е-мое! Тривиальная уборка помещений в солидном офисе превращается в сложную технологическую операцию! На каждую деталь интерьера предусмотрена своя щеточка или тряпочка, свое моющее средство. Ее подсобное помещение выглядит словно мастерская художника! Кругом флакончики, бутылочки, пузырьки, баночки — и все разного цвета. Как набор красок! Без специальной подготовки не разберешься! Не зря ее отправили в Хельсинки! Теперь я не считаю работу моей жены позором семьи. Мы даже на эту тему шутим. Я ее зову МОП в кубе — Моя Обожаемая Подруга из Младшего Обслуживающего Персонала моет Места Общего Пользования.

— Стас! Дружище! — чуть ли не рыдал в трубку Струйский. — Если бы ты знал, какой камень с моей души ты свалил!

— Теперь ты меня заинтриговал.

— Встретимся — расскажу. Ну-с, какой пятизвездочный кабачок мы с тобой еще не почтили своим присутствием?..

Струйский ликовал. «Вот что значит друг! Оказался в нужное время в нужном месте! — думал он. — Я-то считал, что мой случай уникальный, что только меня угораздило влюбиться в женщину, с которой мы разделены глубокой социальной пропастью. И тут выясняется, что интеллигентнейшая Вероника весело убирает офис, а ее муж, программист Стас, сперва испытывает стыд, а затем благополучно его преодолевает. Люди сталкиваются с теми же проблемами и с ними справляются. И я справлюсь!»

Струйский подумал о том, что многие ошибочно считают себя первопроходцами. А ведь человек создает что-то с «чистого листа» крайне редко. В большинстве случаев есть на что опереться. В той же компьютерной сфере по-настоящему тяжело было Норберту Винеру, отцу кибернетики и прародителю современных информационных технологий. В конце сороковых годов непросто было понять, что вычислительная машина, в ту эпоху кондовая и громоздкая, рано или поздно выведет взаимоотношения человека и техники на качественно новый, интерактивный уровень и станет одним из основных средств коммуникации. А нынешние творцы продвинутого софта, в том числе и великий Билл Гейтс, идут по пути, проторенному гениальным Винером, без догадок которого был бы невозможен современный Интернет. Быстрая мысль Струйского вновь вернулась в сферу личного: «А почему я должен стыдиться?! Это МОЯ жизнь, МОЕ чувство. Кого хочу, того и люблю!» Глаголы «люблю» и «хочу» задержались в его сознании. Здоровый и полноценный мужчина, Струйский, конечно, собирался добиться успеха в своем новом чувстве. Но каким образом? Полет его мысли вновь устремился в сферу расчетов и математических функций: «Ухаживать за этой женщиной нужно как-то необычно. “Лобовая атака” здесь не пройдет, только оттолкнет ее. Здесь необходим оригинальный, продуманный и очень тонкий алгоритм».  

* * * 

А в это время двумя этажами ниже Алексей Новиков готовился проводить первое расширенное совещание с персоналом. В помощь привлек секретаршу Светочку, облаченную в мини-юбку и обтягивающую блузу.

— Замечательный эротичный наряд, Светик! Я оценил! — похвалил он девушку, но тут же добавил: — Жаль, что отвлекает от выполнения служебных обязанностей.

— А Вы привыкайте! — улыбнулась девушка. Она была не робкого десятка.

— Я-то привыкну ко всему. Но мне бы хотелось кое к чему приучить и тебя. Например, одеваться чуть ближе к классическому деловому стилю и при этом не остаться простым секретарем-референтом, а вырасти в настоящего менеджера.

— Ой! — кокетливо повела плечиком Светочка.

— Как говорил мой первый прораб, лучшие менеджеры — это прорабы и режиссеры, потому что и те и другие управляются с самым сложным человеческим контингентом. Стажироваться на стройку, Светик... — Алексей сделал легкую, буквально по мгновениям выверенную паузу, скользнул по вытягивающемуся личику секретарши взглядом и продолжил: — ...я тебя не отправлю. Предлагаю попробовать свои силы в режиссуре. Для начала — в роли ассистента режиссера, то есть меня. А потом накопишь опыт и будешь у нас постановщиком не хуже Ренаты Литвиновой. Сравнение с модной кинодивой вызвало на Светином личике румянец удовольствия. Алексей насладился попаданием в точку и продолжил:

— Совещание будет чем-то вроде фильма или пьесы с тремя актами.

— Какими актами? — не поняла Светочка.

— Драматическими. Но с хеппи-эндом. Первые два пройдут в производственном жанре, третий — в детективном. Вот, просмотри сценарий.

— Ой, как интересно! — воскликнула успокоенная Светочка.

— Со мной всегда интересно! — ответил Алексей. Не все же комплименты расточать секретарям. Надо оставлять что-то и себе. Для мотивации. Кто же замотивирует главного инженера, кроме него самого?

Сценарий совещания практически поминутно расписывал ход обсуждения трех основных вопросов: техническую паспортизацию объектов, улучшение планирования и перерасход туалетной бумаги. Алексей обратил внимание на структуру обсуждения каждого вопроса (акта). Она подразумевает три части. В первой части ведущий озвучивает участникам совещания информацию к размышлению или посыл (для Светочки Алексей использовал гламурное слово мессидж (1).

Вторая часть обсуждения вопроса, или сцена акта, представляет собой дискуссию. Ведущий дает участникам возможность выговориться, «выпустить пар», высказать собственное мнение, что бывает небесполезно, а затем подводит их к заранее сформулированным выводам. Третья сцена каждого акта является не чем иным, как озвучанием и документальным подтверждением этих выводов. — Переход от одной части или сцены к другой должен фиксироваться у участников аудиально и визуально, — Алексей взглянул в глаза Светочке и пояснил: 

— Проще говоря, я сообщил о проблеме словесно, а ты тут же раздала нужные бумаги. Мы, инженеры-строители, не любим изъясняться на пальцах. У нас перед глазами должен быть чертеж. В крайнем случае — письменный текст. Алексей пояснил, что визуальным сигналом к окончанию первой и началу второй части (дискуссии) обычно служит заранее заготовленный проект документа, который главный инженер собирается внедрить в практику. А сигнал к окончанию дискуссии и началу третьей, заключительной части акта обычно появляется в виде приказа или протокола. Эти документы официально оформляют договоренности, достигнутые на совещании, возлагают ответственность за принятие решений на определенных лиц и служат руководством к дальнейшим действиям.

— Предстоящее совещание будет особенным, — говорил Алексей. — Мы с тобой, Светик, устроим великое передвижение народов. Видишь, на первый акт я пригласил управляющих.

— А зачем? Ведь мы будем обсуждать технические вопросы, а эти люди к инженерным делам имеют слабое отношение...

— Хороший вопрос! — Алексей обрадовался, что секретарша стала вникать в суть дела. — В отличие от остальных участников, управляющие нам с тобой не подчиняются (сказав «нам с тобой», он не оговорился; этой фразой Алексей давал понять Светочке, что хорошего секретаря босса подчиненные тоже считают своим начальником). Надо установить с ними тесный рабочий контакт и приучить наши службы к конструктивному диалогу с ними. Дескать, вот кто на объектах истинные хозяева! А наш брат эксплуатационник должен решать с ними вопросы напрямую, не прячась за спину главного инженера. Кроме того, мы должны продемонстрировать управляющим свою работу, показать наше адекватное отношение к объектам эксплуатации, а также дать им почувствовать, что в «Управсервисе» назревают перемены, к которым и они должны быть готовы. Поняла? И после того как я поблагодарю управляющих за внимание, ты с почетом проводишь их за дверь конференц-зала. Присутствие людей, не подчиненных главному инженеру, планировалось и на третьей части совещания. На этот детективный акт приглашались заместитель гендиректора по безопасности и начальник отдела снабжения.— Надо позвать их к определенному часу, — говорил Алексей Светочке, — вот, посмотри, у меня время их появления просчитано. Но если вдруг вторая часть затянется, то дергай меня за рукав. Бывает, я увлекаюсь и перебираю лимит времени. Люблю я свою работу! А счастливые, как ты знаешь, часов не наблюдают.

С начала работы в «Управсервисе» у Алексея сформировалась некая идеальная модель процесса технического обслуживания недвижимости. Она выглядела как правильный пятиугольник. Пять вершин — пять объектов. Равные углы указывают на одинаковое для всех качество услуг. В то же время маячил реальный образ деятельности компании. Он представлял собой причудливую геометрическую фигуру, напоминавшую правильный «пентагон» весьма отдаленно. Идеальные 72-градусные углы кое-где заострились, кое-где притупились, кое-где отвисли от тяжести паразитических наростов. Этот реальный, не совсем эстетичный многоугольник следовало приближать к идеальному. Проще всего было рубануть по геометрической фигуре топором, взрезать ее бензопилой и удалить лишнее одним махом. Против такого подхода не возражал и генеральный директор «Управсервиса». Об этом он сказал Алексею в момент заключения с ним трудового договора:

— Мне нужен толковый и энергичный главный инженер, способный взять на себя как можно больше ответственности. Так что бери себе столько полномочий, сколько сможешь унести. Хочешь расширять штат — расширяй! Хочешь поднять зарплату подчиненным — поднимай! Хочешь выгнать всех к ядреной бабушке и набрать новых — увольняй и нанимай! Но при этом запомни две вещи. Первая — каждое твое намерение должно быть обосновано. И вторая — чтоб через полгода механизм технической эксплуатации зданий и обслуживания арендаторов был отлажен и работал как часы!

Карт-бланш гендиректора на революционные преобразования, конечно, не помешает. Но Алексей не был любителем махать кавалерийской шашкой. Он воображал неправильный многоугольник нынешнего «Управсервиса» скорее головоломкой, паззлом. Нужно аккуратно вынимать составные части и переставлять их до обретения фигурой правильных пятиугольных очертаний. Если фигура — это процесс эксплуатации, то составные части такой головоломки — это ее функции. Их предстояло аккуратно перераспределить и скрепить в единый архитектурный ансамбль. Перед началом совещания Алексей внимательно наблюдал за сослуживцами, стекающимися в конференц-зал. Он изучал лица людей, вслушивался в их дежурные разговоры и размышлял: «Наверняка они в своем большинстве — хорошие работящие мужики. Добросовестно делают свое дело, руководствуются какой-то логикой. Скорее всего, в их действиях даже прослеживается некая система. Разумеется, надо будет взять от нее все лучшее».

Алексей дал себе слово не увольнять по своей инициативе ни одного подчиненного, как бы трудно с ним ни работалось. Он резонно предполагал, что работники, не готовые действовать в новой системе, созданной им, главным инженером, уйдут сами. «Стоп! — тормознул он полет своей мысли. — Систему будет создавать не только главный инженер. В этом богоугодном деле примут участие все сидящие в конференц-зале. Система должна быть саморегулируемой. А человек — стать одновременно и наблюдателем-пользователем, и контуром управления. Кажется, именно об этом говорит современная кибернетика, так называемая кибернетика второго порядка. Вроде бы ближайшее будущее — именно за такими системами. Впрочем, об этом лучше спросить у специалиста-айтишника. Кстати, пообщаюсь-ка я с президентом «Майкло-Совда» Струйским. Заодно и познакомлюсь. Говорят, очень интересный человек».     

Алексей начал совещание с «приятных» воспоминаний первого дня своей работы в «Управсервисе»:

— Для вас, господа инженеры и менеджеры, ваять месячный план мероприятий «на коленке» — дело привычное. Но я, честно говоря, не охоч до вредных привычек. Я сторонник здорового образа трудовой жизни. Вот вы слушаете и думаете, что господин или товарищ Новиков сейчас начнет компостировать вам мозги по поводу некачественного планирования. Конечно, начнет! Где вы видели главного инженера без компостера для мозгов?! Но это — не сейчас. Планом займемся во второй части нашего «мерлезонского балета». А первую часть посвятим вот чему. Вспомним известную народную поговорку из области шоу-бизнеса и теплотехники...

— Плясать надо от печки! — выкрикнул бойкий голос.

— Вот именно! — радостно воскликнул Алексей. — Как приятно иметь дело с грамотными инженерами, да еще и понимающими тебя с полуслова! Итак, печка. С чем мы можем ассоциировать это понятие? Что нам дает доход, следовательно, еду, выпивку и, соответственно, тепло? Ну, чего притихли, господа? Это же ясно как божий день! Источник нашего благополучия, он же отправной пункт нашей деятельности, — это объекты, эксплуатируемые «Управсервисом». Наши любимые бизнес-центры! И грамотные, выверенные, продуманные действия по эксплуатации возможны тогда и только тогда, когда мы обладаем информацией о них. Причем информацией тоже грамотной, выверенной, продуманной! Как сказал один великий мудрец, владеет миром тот, кто владеет информацией. И я предлагаю посвятить первую часто нашего совещания вопросу овладения информацией о бизнес-центрах, которые находятся в ведении ЗАО «Управсервис»

Алексей собрался было дать секретарше знак, что мессидж закончен и пора приступать к дискуссии, но Светочка уже сама раздавала нужные документы. Алексей откашлялся и продолжил:

— Этот документ есть болванка, заготовка или «рыба», которая усилиями ваших могучих умов вскоре должна превратиться в технические паспорта каждого из пяти объектов (2). Обратите внимание на то, что технический паспорт имеет четкую структуру, которая позволяет легко оперировать с информацией. В то же время этот документ представляет собой достаточно простую анкету. Ее нужно творчески и добросовестно заполнить.

— А на хрена эти паспорта нужны?! — с прямотой бывалого производственника высказался начальник отдела эксплуатации и ремонта Александр Васильевич Половицын. — Такие бумаженции есть в Бюро технической инвентаризации.

— Вот здесь ты прав, Васильич! Ты смотришь на документ критически и правильно делаешь! БТИ выдает именно бумаженции. Они годятся лишь для юридического общения со всякого рода инстанциями. Но нам требуются качественные документы для внутреннего пользования. Причем не на юридическом или экономическом уровне, а ТЕХНИЧЕСКОМ. Ты, Васильич, сможешь сейчас, с ходу заполнить их все?

— Я могу все наши бизнес-центры обойти с закрытыми глазами! — обиделся Половицын.

— А твоя работа — не в жмурки играть, а принимать управленческие решения по ремонту и эксплуатации! — возразил Алексей. — И ты, как опытный управленец, знаешь, что для принятия решения нужно собрать информацию. Вот представь себе, что пришло время модернизировать, допустим, лифтовое хозяйство.

— Давно пора! — оживленно зажужжали хаускиперы.

Алексей продолжал:

— Для осмысления задачи нужно иметь под рукой информацию обо всех лифтах. Их насчитывается, как минимум, по одному на каждый из пяти объектов, а кое-где и по два. Тебе необходимы сведения о производителе каждого лифта, грузоподъемности, дате выпуска, проведенных ремонтах и еще Бог знает сколько всяких данных. Я не уверен, что все эти цифры есть у тебя в голове. Человеческая память не безгранична, что-то стирается.

— Возьму техническую документацию, — попытался возразить оппоненту Половицын.

— А документы благополучно пребывают на объектах. Ты потащишься за ними и убьешь уйму драгоценного времени. Я, например, в свой первый рабочий день только для того, чтобы бросить беглый взгляд на все наши пять бизнес-центров, потратил аж четыре часа. К тому же представь себе, Васильич, такую ситуацию. Приехал ты на объект. Народ только услыхал о появлении начальника отдела ремонта и эксплуатации — и давай забрасывать тебя просьбами, требованиями и жалобами. Пока ты ото всех отделаешься и доберешься до вожделенных чертежей, пройдет полдня. Итого, на сбор информации по всем лифтам потратишь чуть ли не целую рабочую неделю. А если у тебя под рукой техпаспорта, то этот процесс займет не больше десяти минут.

— Грамотно, — оценил инициативу Алексея главный энергетик Юра Водогреев.

— А не проще ли забрать всю техдокументацию у комендантов и хранить ее централизованно? — не сдавался Васильич.

— Фигушки! — воскликнул хаускипер пятого объекта Команданте Санчо. — Отдам только под дулом пистолета! Я ее собирал, я ее хранил, а тут припрется хунта из головной конторы и изымет народное достояние. Грабят!!!Все зашумели и загалдели, так что главный инженер вынужден был призвать аудиторию к тишине.

— Вот видите, всего лишь одно предложение вызвало бурю эмоций и цепочку рассуждений, — сделал вывод Алексей. — Эмоции мы оставим для разговоров в курилке, а из цепочек будем выстраивать общую систему нашей работы. А работа должна быть осмысленной. Вот ты, Васильич, до сих пор не понял, для чего нужны внутренние техпаспорта объектов. Попытаюсь тебе еще раз объяснить популярно. Представь себе, что ты собрался копать землю. Это можно делать рукой, ногой, а то и носом. Но ты ведь возьмешь лопату, точнее, инструмент. Техпаспорт объекта тоже инструмент в твоей работе, которая, как мы уже говорили, состоит в принятии управленческих решений. А управление без паспорта сродни копанию без лопаты, затягиванию болтов без гаечного ключа и забиванию гвоздей без молотка.

Алексей прочел краткую лекцию о содержании паспорта и добавил к общей картине последний штрих:

— И обратите особое внимание на то, что техпаспорт объекта составляется с учетом его эксплуатации. Мы должны детально описать объект, который не просто стоит, а живет и дышит. Образно говоря, в паспорте следует отразить не только его анатомию, но и физиологию. Поэтому, как я уже говорил, наряду со «стационарной» частью (технической информацией и сведениями об ограничении функционирования объекта) он содержит так называемую «динамичную» часть. Это — сведения о текущей деятельности строительно-монтажных организаций, о текущем и капитальном ремонте, планы и отчеты по эксплуатации, а также все изменения, вносимые в документы «статического» блока. Кроме того, сами знаете, что рядом с техпаспортом неплохо иметь копии других хорошо известных вам документов (3) от архитектурно-планировочного задания и генплана до договоров с коммунальными службами.

По знаку Алексея Светочка раздала заранее заготовленный проект приказа, который закреплял сказанное в первой части совещания и распределял обязанности по разработке внутренних технических паспортов объектов между руководителями подразделений. Ответственность за правильность информации, представленной в паспортах, возлагалась на главного энергетика, начальника отдела эксплуатации и ремонта, а также на коменданта соответствующего объекта. Эта троица под каждым паспортом должна поставить свои автографы. Подпись под грозным глаголом «УТВЕРЖДАЮ» в правом верхнем углу документа ставил, естественно, главный инженер.  * * * Михаил Петрович, первый прораб Алексея, как-то сказал:

— Русскому человеку, особенно строителю, трудно втолковать, что все гениальное просто.

— И поэтому изобретения, простые до гениальности или гениальные до простоты, вызывают у наших работников аллергию? — переспросил его Алексей.

— Во-во! Наши люди все время норовят изобрести что-нибудь свое, пусть не простое и гениальное. — Иными словами, создавать себе трудности, а потом героически их преодолевать? — подсказал Алексей.

— Да, Леха. Это все из той же оперы.

К разряду тех самых простых и гениальных аллергенов принадлежало и планирование. А изобретение, которое эксплуатационники «Управсервиса» и других подобных компаний придумали вместо него, Алексей окрестил «эксплуатацией по факту». Перед нынешним совещанием он долго ломал голову, как доходчивее донести до подчиненных мысль о необходимости качественного планирования. Приступая ко второму акту совещания, он начал несколько издалека:

— Как мы ведем свою производственную деятельность? На объекте происходит авария, мы в экстренном порядке ее ликвидируем, затем выбиваем деньги на ремонт поврежденного участка, выполняем ремонт и испытываем глубокое удовлетворение.

— А как же иначе? — искренне удивился главный энергетик Юра Водогреев. — У нас в России такая жизнь. Все время что-то случается.

— То новый год приходит внезапно, то восьмое марта наступает неожиданно, — съязвил Алексей. — Мы только что говорили о технических паспортах объектов. Так вот. По ним легко определяется, когда для того или иного оборудования подходит срок ремонта или замены.

— А если все трубы и арматура установлены при царе Горохе и требуют замены еще вчера? — съехидничал Юра.

— Ты, Водогреев, — инженер. И у тебя должно хватить квалификации, для того чтобы определить, какая задвижка дышит на ладан тяжелее других. Расстановка приоритетов — это тоже твоя обязанность и, между прочим, часть плана. Даже при всеобщей ветхости и стопроцентном износе оборудования ситуация поддается планированию. Мы, уважаемые господа, все время пытаемся вскочить в поезд, который каждый раз с завидной регулярностью уходит из-под нашего носа. Может, все-таки заглядывать в расписание и приходить на вокзал вовремя? Мне кажется, давно пора соблюдать нужную последовательность действий. Итак, озвучиваю основную цель «Управсервиса» на ближайшие полгода. Мы должны перейти от эксплуатации по факту к эксплуатации профилактической, то есть плановой.

Как и в первой части совещания, основным оппонентом молодого главного инженера выступил бывалый начальник службы эксплуатации и ремонта:

— А не кажется ли тебе, почтенный Алексей Владимирович, что процесс планирования будет только отвлекать нас от живой работы на объектах и разводить лишний бюрократизм?

— Нет, не кажется. Бюрократизм наступит тогда, когда ты, Васильич, будешь общаться, например, с хаускиперами не в живую, а посредством официальной переписки. Рано или поздно это произойдет! Когда в ведении «Управсервиса» станет уже не пять объектов, а, допустим, пятьсот (двадцать)! Ты из начальника службы вырастешь в директора целого дивизиона, отвечающего за эксплуатацию и ремонт всех пяти сотен зданий и сооружений. И чисто физически не сможешь даже познакомиться с пятьюстами комендантами и узнавать их в лицо. В этом случае бюрократизм будет просто необходим. Без него не живет ни одна крупная корпорация. А сегодня тебе, Васильич, никто не мешает решать производственные вопросы без лишнего бумаготворчества. Но планирование — процедура отнюдь не лишняя. План — это наш маяк, наша путеводная звезда. В двадцать первом веке цивилизованный турист не пойдет осматривать незнакомый город без книжечки-путеводителя, а в незнакомый лес не сунется без спутникового навигатора.

— Не хрен шастать по незнакомым лесам! — окрысился Половицын. — Я, как старый грибник, знаю места, и только там собираю свой лесной урожай. А чужих мест мне не надо!

— Из-за таких ретроградов, как наш Васильич, мы не штурмуем новые высоты, не выходим на новые рынки, а топчемся только на пяти объектах! — воскликнул Команданте Санчо. В зале раздались смешки.

Васильич тоже усмехнулся в ус:— Весело тому, кто смеется последним. От этого дотошного планирования мы скоро взвоем. Вот ты, Леха, человек молодой и не застал всех прелестей советской плановой экономики. А я хорошо помню, как из-за невыполнения планов ломались судьбы. Людей снимали с должностей, увольняли с «волчьим билетом», даже сажали. Многие руководящие работники кончали жизнь инфарктами и инсультами.

— Советское планирование рухнуло из-за тупой централизации, — ответил Алексей. — Все планы спускались с самого верха, где под конец существования Советского Союза сидели оторванные от жизни маразматики. Согласен, что грустно выполнять план по выпуску миллионов пар никому не нужных ботинок «Прощай молодость». Но в нашем случае, Васильич, ты сам принимаешь участие в планировании. Ты вместе со всеми творишь структуру, в рамках которой нам предстоит действовать. И как у всех нас, у тебя тоже есть возможности активно влиять на развитие нашего бизнеса.

Светочка раздала участникам совещания предыдущий план мероприятий (4), который они кое-как сварганили в первый день работы Алексея.

— Перед вами положили образчик того, как не нужно планировать, — пояснил Алексей. — А теперь я хочу напомнить, что вы все умные люди и крепкие профессионалы нашего нелегкого ремесла. Посмотрите на этот документ и скажите мне, чего здесь недостает. Чем он отличается от нормального, качественного плана?

Участники совещания замолчали, зачесали лбы, макушки, затылки, виски, носы и другие части своих светлых инженерных голов. Первым подал голос главный энергетик Юра Водогреев:

— Я как теплотехник напомню недавно прозвучавшую поговорку о печке. Печка — это техпаспорт, который мы обсудили раньше. Считаю, что план в чем-то должен перекликаться с этим документом.—

Горячо, Водогреев! — улыбнулся Алексей. — Чувствуется, что ты специалист по теплу. Давай, приближайся к истине. 

Поощренный Юра продолжил увереннее:

— Мы ж не зря должны составлять эти техпаспорта. Ими надо пользоваться. Вот и будем применять их в планировании. У паспорта есть структура, которую разумно перенести на план. Мы же планируем не что-то абстрактное, а живую работу на объектах. А структура объекта отражается именно в техпаспорте!

— Вот оно, ключевое слово! Структура! — обрадовался Алексей. — Молодец, Юра! Одно из основных отличий эффективного и качественного плана от формального и халтурного состоит именно в наличии СТРУКТУРЫ. И Юра Водогреев заметил совершенно справедливо, что структурная основа плана мероприятий по объекту должна быть идентична структурному каркасу техпаспорта. Но это не единственная важная особенность плана. Есть еще. Уверен, что вы быстро их назовете. Может, выскажешься ты, Васильич?! Ты же у нас один из самых опытных специалистов. Можно сказать, зубр в области эксплуатации недвижимости. Поделись опытом.

Половицын тяжело вздохнул и изрек:

— Ну ежели планировать по уму...

— По нему, родимому, по инженерному! — подбодрил его Алексей. — Давай, Васильич, колись, что знает видавший виды господин Половицын и не знает наш брат, молодой да ранний!

— Ежели подходить к этому с умом, то надо отделять мух от котлет. В толковом плане должна быть разблюдовка. Здесь нужно писать про ежедневное техническое обслуживание, тут про планово-предупредительные и регламентные работы, там про текущий ремонт и так далее. А мы вычленяем только срочные мероприятия, сваливаем их в кучу, а потом ломаем голову, к какому виду работ они относятся. Уж если составлять грамотную бумагу, то надо соблюдать порядок.

— Отлично, Васильич! — согласился Алексей. — Должен быть порядок, разблюдовка, сортировка на мух и котлеты. По-другому все это называется системой. И я еще раз называю второе важное отличие эффективного плана от халтурного. Это — СИСТЕМНОСТЬ. Однако есть еще одно...

Вдруг со своего места вскочил Команданте Санчо:

— Не могу больше молчать! Наболело! Вот вы ведете умные разговоры про планы, а мы на местах страдаем! — Санчо темпераментно потряс планом работ. — Написали в этой филькиной грамоте фразу: «обустройство скл

ул. Заставская, д. 31, корпус 2 196084 Санкт-Петербург,

По собственной информации. Гиперссылка на Restate.ru обязательна.

Нашли ошибку или неточность? Нажмите CTRL и ENTER и расскажите нам про это  
Также по теме
     
     
Комментарии с форума
Комментариев пока нет

Ваш комментарий

Имя

Сообщение

 

Отправить      Нажимая "Отправить", я соглашаюсь с правилами размещения комментариев
Зарегистрируйтесь или войдите через Вконтакте или Facebook, чтобы следить за ответами на свои комментарии.

Ваш комментарий

Индексы рынка недвижимости Санкт-Петербурга
Поиск на карте

Ищите объявления рядом с работой, парком или родными

Найти на карте
Новости и аналитика рынков
24 июня Топ-5 стереотипов об аренде жилья в России, в которые многие все еще верят

21 июня Сбербанк и Минфин обсуждают вопросы льготной ипотеки в 6%

21 июня В Москве начали выдавать разрешения на достройку жилья по старой схеме ДДУ

21 июня Владимир Путин: «Через 2-3 года система строительства жилья в России станет «цивилизованной»

20 июня Путин: Проблема нехватки «социалки» обострится в связи с переходом на эскроу

19 июня Премьер Медведев напомнил о необходимости снижения ипотечных ставок

18 июня Минстрой: Ветхое жилье не будут расселять, если оно не является аварийным

17 июня Мосгосстройнадзор в течение недели будет проверять ход строительства объектов реновации

17 июня Российские банки начали уменьшать проценты по ипотеке после снижения ставки Центробанка

17 июня Невскую губу Васильевского острова будут намывать еще 7 лет

17 июня Дома-памятники в центре Петербурга «помогут» отреставрировать туристы

14 июня Обновленный Василеостровский рынок начал работать в тестовом режиме

13 июня Мутко: Темпы ввода жилья в четырех регионах России сильно отстают

13 июня «Социалку» за Urban Group обещают построить до конца 2022 года

11 июня Российские банки выдали рекордный по размеру ипотечный кредит в 2,55 млн рублей

11 июня Отчаявшиеся дольщики ЖК «Ижора Парк» объявили голодовку

11 июня В продаже появились квартиры в ЖК

11 июня В ЖК «Прибалтийский» осталось достроить последний корпус

10 июня Итоги ПМЭФ-2019: Петербург рассчитывает на инвестиции в размере 182,4 млрд рублей

6 июня Патриарх Кирилл: РПЦ строит в среднем по три храма в сутки

Продайте или сдайте недвижимость
Добавьте объявление бесплатно
Разместить объявление
Сохранятся ли доступные цены на жилье без "долевки"?
© 2008-2019 Restate.ru При цитировании гиперссылка обязательна. Проект Интернет-издательства PDG
Наверх