246 053 объектов недвижимости Москвы и Санкт-Петербурга
Войти   0 + Подать объявление
 
17 декабря 2010, 12:01 2133

Эксплуатация недвижимости. Быть главным инженером-2: 9 глава

«Большая восьмерка» стояла лицом к новообретенному бизнес-центру № 6 компании «Управсервис». Это было здание «Института по проектированию предприятий мясной и молочной промышленности» (ГИПРОмолмясо). Обычная неуютная семиэтажка хрущевских времен с претензией на оригинальность планировки и архитектурное изящество.

Технические руководители «Управсервиса» осмотрели новый объект и затосковали.

Разогнать тоску взялся лидер «большой восьмерки» Алексей Новиков:

— Ну что, господа?! Стоим, переживаем этот клинический случай и мыслим соответствующими понятиями? Знаю, какой медицинский термин вертится у вас на языке.

— Геморрой, — со вздохом произнес Юра Водогреев.

— Он самый, — подтвердил Алексей. — Вот вы все сейчас думаете о несправедливости. Дескать, «Управсервис» богатеет — новый объект, новые арендаторы, новые деньги, — а несчастные наемные менеджеры ничего от этого не имеют и продолжают жить на свою зарплату. При этом работа прибавляется. По крайней мере, в ближайшую пару месяцев. Пока впишем шестой бизнес-центр в нашу систему, придется пахать по вечерам и в выходные.

— Издеваешься, — вновь подал голос Юра.

— Отнюдь нет. Хочу очистить ваши души от греха уныния. Который, кстати, входит в число семи смертных грехов. Наряду с гордыней, завистью, гневом, алчностью, чревоугодием и сластолюбием. Но речь не об этом. Вы считаете, что у нас было пять геморройных шишек, а теперь их стало шесть, да?

— Арифметика — наука точная, — заметил Половицын.— Законы арифметики отступают под напором синергетики, — парировал Алексей. — Немного умственных усилий с нашей стороны — и шесть маленьких шишечек превратятся в одну...

— ...большую, жирную и болезненную, которая перекроет весь задний проход и взорвет организм изнутри, — продолжил за Алексея Команданте Санчо и сам содрогнулся, представив себе этот ужас.

— Пессимист. А надо быть реалистичным оптимистом. Сейчас наша эксплуатация пока еще напоминает пятиконечную звезду. В центре находимся мы с Васильичем и Юрой, а на кончиках — вы, уважаемые хаускиперы. Многие технические и управленческие решения совершают мучительное путешествие от кончика в центр и обратно. Но в последнее время мы все чаще и чаще функционируем в режиме «большой восьмерки». Решения становятся более взвешенными, выверенными и в то же время оперативными. Все мы находим поддержку и опору друг в друге, и в то же время каждый из нас не стал менее ответственным. Да и работать веселее.

— Это уж точно, — подтвердил Санчо. — Раньше я сидел в своем бизнес-центре как в берлоге. Сейчас мотаюсь по другим объектам. Но почему-то меньше устаю и больше успеваю сделать.

— Это называется синергетический эффект, — пояснил Алексей. — Мы больше контактируем друг с другом, интенсивнее обмениваемся опытом. Поэтому я предлагаю развить именно такой подход к делу. Сейчас мы эксплуатируем наши пять объектов по некой устоявшейся схеме, точнее, по пяти схемам, слабо связанным друг с другом. С появлением шестого бизнес-центра мы должны создать и разработать дополнительную, шестую схему, попутно видоизменяя пять существующих. Они ни за что не останутся в нынешнем виде, так как шестой объект в любом случае оттянет на себя часть их ресурсов.

— Значит, логичнее создать одну-единственную схему эксплуатации всех шести объектов? — предположил Юра Водогреев.

— Правильно! — воскликнул Алексей. — Вернее, не шести, а одного-единственного объекта компании «Управсервис», территориально разбросанного по шести точкам города. Эксплуатационная схема будет состоять из шести, нет, из семи модулей. Шесть зданий и руководящий, он же распределительный, он же координационный центр.

— Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить, — высказался недоверчивый Половицын. — Теория-то блестящая, а как все это будет функционировать на практике?

— Не сомневайся, Васильич! — подбодрил его Алексей. — Уж если мы вдохнули жизнь в планы и бюджеты, то... Кстати, о планах. Сейчас мы разрабатываем их для каждого объекта. Вы, хаускиперы, посылаете планы к нам в центр, а мы с Васильичем и Юрой корректируем их и при этом усиленно чешем репу. Стараемся учитывать специфику каждого объекта. Держим в голове и своих блокнотах кучу сведений. Но в скором времени мы будем разрабатывать единый сетевой график эксплуатации всего хозяйства «Управсервиса». Наши бизнес-центры разные, но у них масса общего. При планировании работ будем идти от этого общего к частному.

— Это значит, что мои электрики и сантехники не будут привязаны к объектам? — спросил Юра Водогреев и, не дожидаясь ответа, добавил: — Мне это нравится.

— Последние аварии в системе теплоснабжения показали, что нечего сантехникам круглые сутки дежурить на объектах, — продолжал Алексей.

— А как же контролировать параметры работы инженерных систем? — поинтересовался Юра.— Это обезьянья работа. Ее могут делать и люди без специальных знаний. Например, охранники, которые все равно периодически совершают обход помещений. Будут заходить в теплоцентр, водомерный узел и записывать показания приборов. Они же примут меры первой необходимости при аварийной ситуации. И справятся даже лучше квалифицированных рабочих. Например, в случае повышения давления в водопроводе профессиональный сантехник, вместо того чтобы по инструкции отключать воду, станет рассуждать и размышлять о том, что трубы способны выдержать и двойную, и тройную нагрузку. А охранник думать не будет, и это правильно.

— А если потребуется квалифицированное вмешательство? Скажем, слить воду при аварии в системе теплоснабжения и тому подобное? — с сомнением в голосе спросил Юра. — Весь «Управсервис» может обойтись одной стандартной дежурной бригадой водопроводчиков из четырех человек. Естественно, со специальным автомобилем, как, например, делается в нашем «Горводресурсе» и вообще на всех предприятиях, ответственных за водоснабжение и канализацию. Наша аварийная бригада может сидеть на каком-нибудь объекте, а в случае аварии на другом быстренько туда выезжать. Более того, на дежурстве эта бригада будет не просто сидеть и забивать «козла», а работать. Согласитесь, нашим арендаторам лучше, если фановую трубу, раковину или унитаз будут менять не средь бела дня, а ночью, когда офисные работники почивать изволят.

— Значит, мы не будем набирать электриков и сантехников в штат шестого объекта?

— Они не будут распределены по объектам. Наши сантехники, электрики, слесари, плотники и прочий рабочий люд скоро станет мобильным. Будут работать там, где диктует целесообразность. Естественно, по заранее спланированному и выверенному графику.

Алексей еще долго бы рассуждал о реорганизации системы технической эксплуатации объектов, но его дрожащим голосом прервал Команданте Санчо:

— Леха, у нас на пятом объекте пожар! 

* * * 

Рабочий кабинет Михаила Романовича Струйского расцвел. Хозяин заказал столько комнатных растений, что сослуживцы удивлялись, как он еще с головы до ног не покрылся пятнами аллергии. Видимо, главу «МайклоСовда» оберегала от недугов сила любви. Каждый день в кабинет приходил специалист по уходу за цветами — сотрудница компании «Управсервис» Вера Михайловна Федько. Для Михаила Романовича начинались самые счастливые минуты. Он заводил с ней беседы о цветах, вооружившись соответствующими знаниями в Интернете. В первый день рассказал собеседнице об истории комнатного цветоводства — как в Европу попали экзотические растения, с какими трудностями сталкивались первые поставщики домашней флоры, как изобрели оранжерею. На второй день говорил о полезных свойствах домашних цветов: они очищают воздух от бактерий, токсинов и вредных излучений, снимают стресс, поднимают жизненный тонус и даже помогают вести деловые переговоры. На третий день он поведал Вере Михайловне о том, что растения способны видеть, слышать, ощущать опасность и даже испытывать человеческие чувства. На его слова женщина реагировала слабо: иногда кивала, изредка односложно отвечала. На четвертый день Струйский не выдержал и спросил:

— Вам интересно то, что я говорю?

— Наверное, интересно.

— Почему «наверное»?

— Точно сказать не могу. Я ведь на работе. У меня нет времени осмысливать все, что вокруг говорят. Буду отвлекаться на разговоры — перестану справляться со своими обязанностями.

«Бедная женщина! — подумал Струйский. 

— Видимо, на нее навесили это чертово цветоводство дополнительно, не сняв других нагрузок». Он вновь позвал Санчо.

— Ну что вы, Михаил Романович! — искренне возмутился Команданте. — Как вы могли такое подумать?! Мы существенно сократили зону ответственности Веры Михайловны и при этом не снизили ей зарплату. К тому же ее предупредили, что вы для нас особо ценный заказчик, и создание уюта и комфорта в вашем кабинете — задача первостепенной важности.

«Значит, дело во мне, — с грустью подумал Михаил Романович. — Она выполняет обязанность по созданию уюта и комфорта в кабинете, но ей самой здесь, в моем обществе, неуютно и некомфортно». В нем закипела ярость, которой нужно было дать выход. Струйский злобно взглянул на цветы: не помогли, сволочи. Он схватил один из горшков и собрался было швырнуть его в стену. Но остановился. Цветок-то тут при чем? Это — живое и тонко чувствующее существо. Недавно он прочитал о комнатных растениях столько хорошего! Нет, пусть живут. Пусть радуют глаз. Красивые, однако! Пусть напоминают о муках любви, которая, быть может, навсегда останется безответной...

Струйский резко зажмурился, усилием воли отбросил эту, самую мрачную для себя мысль и принял наиболее разумное в данной ситуации решение — снова обратился к маклеру человеческих душ. На сей раз Сильвестр включил диктофон-счетчик сразу по прибытии в офис Струйского, как только с ним поздоровался. Михаил Романович рассказал ему о поисках «катализатора» и результатах этой работы. В процессе беседы завелся:

— Я терпеть не могу затасканного русского вопроса «Что делать?» и банального русского утверждения «Все пропало!» Но сейчас, черт возьми, я могу сказать только это!!! Ну почему ничего не получилось?!

— Вы не выполнили условия, — тихо подал голос Сильвестр.

— Как не выполнил?!!! — воскликнул Струйский.

— Это не катализатор, — сказал Сильвестр. — Но мы провели тщательнейшую селекционную работу. Перебрали десятки возможных кандидатов. Между прочим, к процессу были подключены квалифицированнейшие люди, мастера своего дела! Да и я сам в беседе с комендантом бизнес-центра убедился, что он человек подходящий. Мне ничего не остается как повторить затасканный вопрос «Что делать?».

— Искать дальше!

— Нет уж, хватит! Я понимаю, уважаемый Сильвестр, что каждое ваше слово — золото, но позвольте мне с последними двумя не согласиться (Разумеется, я не отказываюсь за них платить, не подумайте обо мне плохо). Такое явление, как катализатор, до сих пор остается загадкой природы. Ученые пока еще не вывели формулу поиска этих «волшебных частичек» для полезных химических процессов. Ни один химик не сможет внятно растолковать, почему, например, при производстве бензина из нефти в качестве катализатора используется дорогая платина, а не дешевая дорожная пыль. Все объяснения на этот счет будут пространными, сложными и «притянутыми за уши». Так и в жизни. Катализатор можно подобрать только экспериментальным путем. Но проводить опыты с живыми людьми я больше не хочу. В конце концов, это не гуманно. Вот если бы я услышал от вас еще одну здравую мысль...

И Струйский услышал:

— Не хотите искать — расслабьтесь и ждите. Катализатор сам найдет вас.

Михаил Романович задумался. Нечто подобное случалось в его работе. Бывает, программа почти написана, не хватает заключительной формулы, которая связала бы все воедино и превратила скопище символов в работающий механизм. Отвлечешься, расслабишься — и решение приходит само. Струйский поблагодарил Сильвестра, отстегнул ему семьдесят пять тысяч рублей за пятнадцать слов, попрощался с ним. Поразмыслил над беседой. Ох уж эти вечные русские вопросы и утверждения! Ничего не поделаешь, время от времени они будут всплывать на поверхность. Люди-то мы русские. Струйский позвонил психотерапевту и детективу. — Консультант посоветовал расслабиться, — говорил он каждому из них. — Мы люди русские. Предлагаю расслабиться по-нашему. Приезжайте — сообразим на троих.  

* * * 

Подъезжая к пятому бизнес-центру, усеченная до четырех человек «большая восьмерка» (Новиков, Водогреев, Половицын и Санчо — четверо хаускиперов были отпущены на свои объекты) не увидела пожарных машин, «скорой помощи», толпы зевак и прочих признаков суеты вокруг горящего дома. Алексей обратил внимание на крупные, «откормленные» сосульки, свисавшие с крыши, и расхохотался:

— Что это у тебя, Команданте, за парад висящих фаллических символов?

— Не успели сколоть, — виновато ответил Санчо. — запланировали это дело на сегодня. А тебе весело, шеф? Лично у меня поджилки трясутся.

— Как говорил мой первый прораб, — ответил Алексей, — на крыше дома висела огромная острая сосулька килограммов под двадцать. Но упасть не успела: растаяла при пожаре. Не грусти, Санчо. Раз висят сосульки, значит, пожар не такой уж страшный.

Алексей оказался прав: масштабы пожара размахом не поразили. Горел мусор. К возгоранию привело сочетание двух стихийных факторов. Во-первых, на «черной лестнице» была организована импровизированная курилка. Во-вторых, рядом с курилкой оставили груду мусора и отложили его вынос на неопределенный срок. В один прекрасный рабочий день кто-то самозабвенно курил и вдруг услышал по мобильному телефону тривиальную страшилку-бодрилку: «Где ты шляешься в рабочее время?! Ну-ка быстро вернулся на рабочее место!» Человек занервничал, засуетился, побежал и, разумеется, бросил незатушенный «бычок», который спланировал аккурат на вершину временной мусорной кучи. Конечно же, очень скоро на вахту заступила следующая смена курильщиков, и пожару разгореться не дали. Доблестные россияне — непревзойденные мастера создавать экстремальные ситуации и хладнокровно из них выходить — действовали четко и слаженно. Один устремился к ближайшему гидранту, другой по телефону вызывал пожарную команду, третий побежал к коменданту, четвертый ринулся за подмогой... В тот момент на курильщиков было любо-дорого смотреть. Никакой паники, суеты и бестолковой беготни. Как будто люди готовили импровизированную пьянку: все при деле, никто не отлынивает, один накрывает на стол, другой собирает деньги, третий бежит за бутылкой...

В общем, пожар потушили по-нашему, по-русски, «всем миром». В этом героическом деле поучаствовали и арендаторы, и охранники, не говоря уже о сотрудниках эксплуатационных служб «Управсервиса». Люди даже были рады этому приключению. Не каждый день выпадает случай совершить пусть маленький, но подвиг. С места происшествия народ расходился воодушевленный: появилась новая тема для разговора. До конца рабочего дня можно было ничего не делать, а только на все лады обсуждать случившееся.

Пожарная команда, а также усеченная «большая восьмерка» прибыли уже на «пепелище», которое в прямом значении слова таковым не являлось. Ущерб оказался минимальным. Разрушений не было. Разве что лестничная площадка теперь получила полное право называться черной: стены и потолок покрылись сажей. В отличие от доблестных офисных служащих, самоотверженно сражавшихся с пламенем, и героической пожарной команды, которая в рапорте приписала заслуги по тушению пожара себе, Алексей Новиков счастливым себя не чувствовал. На возгорание отреагировало все, кроме пожарной сигнализации. Стали искать причину. Оказалось, что пришло в негодность все противопожарное оборудование. О нем как будто забыли: датчики не проверялись, шлейфы не прозванивались, коммутатор не менялся. Алексей тяжко вздыхал: опять вылез вопиющий случай экстремальной эксплуатации объекта. И, разумеется, опять нужно переделать кучу незапланированных дел: провести внеплановые осмотры, составить дефектовки, поднять и пересмотреть договоры с организациями, обслуживающими системы пожарной сигнализации, разработать сетевые графики обслуживания этих систем, назначить ответственных за противопожарную безопасность, организовать проверки, и т.д., и т.п.

Главный инженер покидал пятый бизнес-центр с тяжестью на сердце. Его сопровождал шум сбрасываемых сосулек. «Слава Богу, хоть что-то здесь делается по плану, — подумал Алексей, но тут же добавил к своим мыслям каплю горечи: 

— Если, конечно, Санчо не соврал и не велел взяться за эту работу в срочном порядке, специально для главного инженера».Через месяц Алексей имел удовольствие познакомиться с инспектором по пожарному надзору, который явился в «Управсервис» по факту пожара в пятом бизнес-центре. Звали его Илья Ильич Кимарин. На его сытом, холеном, розовощеком лице лежала печать вечной усталости, словно плохой макияж, нанесенный рукой неумелого визажиста. Поведение инспектора тоже слабо соответствовало его внутренней сущности. Дяденька изображал из себя человека ранимого, чувствительного, обладающего тонкой душевной организацией. По его словам, если мир делить на зло и добро, то первое воплощено в нарушителях противопожарных норм, второе же целиком и полностью сосредоточено в инспекторах пожарного надзора, которые неустанно пекутся о безопасности несознательных граждан. Инспектор сел в специально приготовленное для него кресло, напустил на себя строгий вид и попросил старое предписание противопожарного надзора.

— У нас все ваши предписания в работе. Даже копий нет, — сказал Алексей. Инспектор задумчиво почесал на лбу красный след от снятой фуражки и проговорил:

— У нас тоже нет копий.

«Какое трогательное совпадение», — подумал Алексей, а вслух произнес:

— Так, может, не будем утруждать себя напрасными поисками старых предписаний? Давайте составим новое. Это предложение было продиктовано здоровым и веселым прагматизмом. Почему бы не избавиться от старого предписания, срок действия которого уже истек, а срок выполнения нового наступит не скоро?

Инспектор посмотрел на собеседника исподлобья, и в его взгляде сквозь сонную одурь проскочила искорка кровожадности. Видимо, Кимарин в прошлой жизни был хищником из семейства кошачьих: эти звери большую часть времени спят. Алексей понимал, что на его прагматизм инспектор ответит своим собственным. Эти люди просто так в управляющие компании не ходят. Визит инспектора должен быть результативным. Иначе дяденька затаит злобу, и потом с ним не оберешься хлопот. Необходимо было внести упреждающее предложение, что Алексей и сделал:

— Илья Ильич! Я испытываю чувство глубочайшей вины за случившееся на нашем пятом объекте. Мало того, что мы допустили возгорание мусора, так еще и вынудили вас отрываться от важных дел и тратить свое драгоценное время на визит в нашу компанию.

— Да уж. Отвлекаете вы нас своим легкомысленным отношением к противопожарным нормам. — И за это самое легкомыслие вы имеете полное право, более того, даже обязаны меня оштрафовать.

— Не без этого, не без этого, Алексей Владимирович. — Я готов заплатить штраф, но... 

Алексей взял паузу, внимательно посмотрел на собеседника и увидел в его глазах то, что ему было нужно.

— Готовы, так платите, — сухо произнес Кимарин.— ...но надеюсь, что вы как современный государственный служащий, чуждый бюрократизма, примете от меня штраф без лишних формальностей. Зачем нам плодить какие-то акты, предписания и прочие бумаги? 

С этими словами Алексей протянул инспектору конверт с хрустящими «штрафными санкциями». — С бюрократизмом надо бороться, — зевнув, согласился утомленный мученик с холеной мордой и привычным движением засунул конверт во внутренний карман форменного кителя. Кимарин пообещал Алексею время от времени навещать компанию с целью профилактики пожароопасных ситуаций, хотя это будет трудно: бедные инспектора слишком загружены непосильной работой. Алексей еле удержался от замечания, что преодоление трудностей — занятие не для ранимых и чувствительных инспекторских душ. Вместо этого он задержал гостя еще на полчасика, расспросил его про житье-бытье, узнал дату рождения, испросил дозволения звонить и консультироваться по вопросам выполнения предписания. Потом включил профессиональную наглость менеджера и попросил инспектора заранее извещать «Управсервис» о своих возможных визитах.

— Мы чрезвычайно заинтересованы, чтобы наше общение проходило результативно и плодотворно. Зная о вашем посещении нас заранее, мы сможем должным образом подготовиться и организовать незабываемую встречу. Я всегда говорил своим подчиненным о том, что успех всякого дела на девяносто процентов зависит от подготовки.

— Поживем — увидим, — ответил инспектор Кимарин. По его выражению лица Алексей понял, что этот не слишком энергичный и подвижный товарищ не склонен тратить силы на неожиданные визиты.

* * *

Филиал англо-американской аудиторской корпорации, арендовавший помещения на третьем этаже третьего бизнес-центра, во всем подражал своей головной конторе. В том числе и в обустройстве офиса. Аудиторы — люди чрезвычайно педантичные, и их офисная жизнь отличалась строгим регламентом. В лондонской штаб-квартире концерна даже цвет стен имел свой смысл. Они были окрашены почти по принципу олимпийского флага. В помещениях, которые занимал дивизион Европы, стены были голубые, в азиатском дивизионе — желтые, в африканском — светло-коричневые, в дивизионе Австралии и Америки — зеленые. Помещения, окрашенные в приглушенный малиновый цвет, занимало правление корпорации. В российских филиалах старались также выделять отсек для топ-менеджмента и окрашивать там стены в цвет недозрелой малины. Был такой уголок и в третьем бизнес-центре компании «Управсервис». Там располагались гендиректор филиала, финансовый директор, директор по маркетингу и продажам, директор по правовому обеспечению, директор по персоналу, директор по информационным технологиям и главный бухгалтер. В этом отсеке размещались кабинеты указанных топ-менеджеров, их приемные, конференц-зал и VIP-туалет. Именно в этом привилегированном санузле и был зафиксирован регулярный перерасход туалетной бумаги.

— Значит, подозреваемые у нас высокопоставленные и высокооплачиваемые, — заметил Феликс Лаврентьевич Андронов. — К тому же не совсем русские. Среди руководства филиала в основном иностранцы. В крайнем случае, люди с двойным гражданством.

— Из этого следует, что воровство вряд ли носит корыстный характер, — сказал Алексей. — Скорее всего, это проявление клептомании или другой нервной болезни. К тому же я и раньше об этом говорил, и сейчас считаю, что бумагу не обязательно воруют. Ее могут судорожно рвать и спускать в унитаз.

— Тоже мне, Эркюль Пуаро! — усмехнулся Андронов, но тут же понял, что вышло грубовато, и поспешил добавить: — Вы, Алексей Владимирович, конечно, дока по части эксплуатации недвижимости, но в криминалистике не асс. Нельзя таким широким жестом исключать корыстные побуждения. Тем более если могут быть замешаны иностранцы. Они люди расчетливые и бережливые. Эти качества заложены в них генетически, а также прививаются с воспитанием. Многие из сотрудников аудиторской корпорации работают в нашей стране не первый год. За это время вполне могли перенять российскую привычку тянуть все, что плохо лежит. Подобный симбиоз врожденной западной потребности экономить с приобретенной русской привычкой воровать вполне может проявляться так уродливо.

В конференц-зале послышались смешки. Задетый за живое, Алексей вспылил:

— Если считаете, что воруют, — докажите!

— Э нет, уважаемый Алексей Владимирович! — помахал указательным пальцем Андронов. — Как говорят культурные люди, только после вас. Пишите мне официальный запрос на проведение следственных действий, и лишь тогда мы будем обыскивать дамочек на выходе из бизнес-центра. Предупреждаю, что разразится международный скандал. И ответственность за него должен взять на себя господин Новиков. Я не хочу расхлебывать кашу, которую заварили вы, уважаемый Алексей Владимирович.

— А почему вы думаете, что воруют дамочки? — спросил Половицын. — Ведь трое из семи топ-менеджеров компании — мужики.

— Мы изучали видеокадры входящих и выходящих из туалета, — ответил Алексей. 

— Не похоже, чтобы у мужчин оттопыривались карманы. А дамы ходят туда с сумочками, в которые можно спрятать приличное количество салфеток. — Проверка сумочек тоже может спровоцировать нехилый международный скандал. Оно вам надо, Алексей Владимирович? — продолжал Андронов.

— А вот это совсем не обязательно! — ответил Алексей. — Есть деликатные способы выявления злоумышленника. Наверняка вы, Феликс Лаврентьич, знаете о существовании специальных химических реагентов, которыми можно обработать предмет и затем обнаружить его на расстоянии нескольких метров с помощью специального датчика. Мы распыляем реагент на туалетные салфетки, а датчик находится в кармане у охранника. Сигнал можно настроить как в мобильном телефоне — на режим вибрации. Злоумышленник проносит украденную бумагу мимо вахты, и факт воровства непринужденно фиксируется в кармане штанов охранника. Воришка и не подозревает, что его обнаружили.

В ответ Андронов мрачно кивнул.

— А не повредит ли эта жидкость некоторым нежным участкам на человеческом теле? — хохотнул Ваня Заваль. — Не вызовет ли прыщей, сыпи, раздражения? Ведь часть меченой бумаги все-таки будет использована по назначению...

— Мы же приличные люди, Ваня! — охотно ответил ему Алексей. — И метить бумагу будем аккуратно, а не так, как это делают мартовские коты в квартире хозяев. Если обильно полить салфетки упомянутой жидкостью, то датчик охранника отреагирует не только на ворованную бумагу, но и на те самые нежные части тела. Что совсем запутает следствие. Обработке подвергаются только торцы салфеток, когда их стопкой вынимают из упаковки.

Этот диалог между Алексеем и Ваней послужил хорошим финальным аккордом для всего заседания. Люди покидали конференц-зал в веселом настроении. Только Андронов пребывал в мрачной задумчивости: «Этот Новиков, шельмец, оказывается, слишком много знает! Из-за него придется поднимать милицейские связи, выпрашивать реагент, аппаратуру. Не было у бабы хлопот, так купила порося».

— А вас, Штирлиц, я попрошу остаться! — услышал вдруг Феликс Лаврентьевич за своей спиной веселый голос главного инженера. Андронов устало обернулся. Алексей протягивал ему бумажку со словами: 

— Здесь координаты одной замечательной барахолки. Там можно купить очень любопытные достижения народного хозяйства, которые нашли достойное применение в мировой криминалистике.  

СистемаСотрудников на Restate: 1 ул. Оптиков, д. 4, кор. 2, офис 310 Санкт-Петербург,

ул. Заставская, д. 31, корпус 2 196084 Санкт-Петербург,

По собственной информации. Гиперссылка на Restate.ru обязательна.

Нашли ошибку или неточность? Нажмите CTRL и ENTER и расскажите нам про это  
Также по теме
     
     
Комментарии с форума
Комментариев пока нет

Ваш комментарий

Имя

Сообщение

 

Отправить      Нажимая "Отправить", я соглашаюсь с правилами размещения комментариев
Зарегистрируйтесь или войдите через Вконтакте или Facebook, чтобы следить за ответами на свои комментарии.

Ваш комментарий

Индексы рынка недвижимости Санкт-Петербурга
Поиск на карте

Ищите объявления рядом с работой, парком или родными

Найти на карте
Новости и аналитика рынков
13 июня Мутко: Темпы ввода жилья в четырех регионах России сильно отстают

13 июня «Социалку» за Urban Group обещают построить до конца 2022 года

11 июня Российские банки выдали рекордный по размеру ипотечный кредит в 2,55 млн рублей

11 июня Отчаявшиеся дольщики ЖК «Ижора Парк» объявили голодовку

11 июня В продаже появились квартиры в ЖК

11 июня В ЖК «Прибалтийский» осталось достроить последний корпус

10 июня Итоги ПМЭФ-2019: Петербург рассчитывает на инвестиции в размере 182,4 млрд рублей

6 июня Патриарх Кирилл: РПЦ строит в среднем по три храма в сутки

6 июня Сделка по продаже московской гостиницы «Пекин» Китаю не состоялась

6 июня Кронштадтские форты начнут перестраивать под развлечения и коммерцию уже этим летом

5 июня Пайщики проблемного дома «СУ-155» в Чертаново отпразднуют новоселье в январе 2020 года

4 июня Проблемный ЖК «Ленинский парк» ГК «Город» полностью сдан

3 июня ГК «Эталон» получила разрешение строить жилой комплекс на месте хладокомбината №1

3 июня Дольщики Urban Group смогут получить еще около 1000 квартир

3 июня Старо-Невский будут благоустраивать под брендами Louis Vuitton и Giorgio Armani

3 июня «Дом.РФ» может стать инвестором долгостроев Ленобласти

3 июня Особняк на улице Правды сдают за миллион в месяц

31 мая Губернатор Ленобласти раскритиковал застройщиков за неисполнение обязательств по соцобъектам

28 мая Власти хотят запретить выдавать сведения из ЕГРН третьим лицам

27 мая Дольщикам Urban Group передали ключи от 500 помещений

Продайте или сдайте недвижимость
Добавьте объявление бесплатно
Разместить объявление
Сохранятся ли доступные цены на жилье без "долевки"?
© 2008-2019 Restate.ru При цитировании гиперссылка обязательна. Проект Интернет-издательства PDG
Наверх