256 648 объектов недвижимости Москвы и Санкт-Петербурга
Войти   0 + Подать объявление
 
3 февраля 2011, 14:02 1940

Эксплуатация недвижимости. Быть главным инженером-2: 11 глава

В конференц-зале пятого бизнес-центра сидели Алексей Новиков, Половицын, Команданте Санчо и дама, отдаленно напоминающая Веру Михайловну Федько. Недавняя уборщица впервые предстала перед сослуживцами в новом облике с легкой руки профессионального имиджмейкера. Взглянув на Веру, та сразу воскликнула:

— Вам однозначно подойдет стиль Коко Шанель. Вы просто идеально в него вписываетесь.

Этот стиль был придуман великой француженкой специально для женщин, которые хотят подчеркнуть свою женственность без ущерба для делового имиджа. Основу стиля составляет так называемый костюм Шанель — прямая юбка до середины колена и короткий однобортный пиджак без воротника с круглым вырезом. Костюм шьется из плотной буклированной ткани пастельных тонов в мелкую фактурную клетку. На Вере безукоризненно сидели юбка и пиджак теплого песочного цвета, а также бледно-лазоревая блуза. Эти цвета не только гармонично сочетались друг с другом, но и выгодно подчеркивали естественный нежно-золотистый цвет ее кожи. 

Алексей намеренно пригласил Веру чуть раньше Васильича и Санчо. Когда они вошли, он представил им кандидата на должность менеджера по качеству клининга. Мужчины сдержанно поздоровались, затем повисло недолгое молчание, и Санчо обратился к Алексею:

— А как зовут нашу очаровательную гостью?

— Мне кажется, вы немного знакомы.

Васильич сощурил глаза и вдруг воскликнул:

— Верка, ты что ли?..

Алексей покатился от хохота, Санчо начал произносить нечленораздельные комплименты, Васильич онемел, Вера густо покраснела сквозь безупречный дневной макияж.

Но это было еще не все. Алексей представил плоды трудов специалиста по качеству клининга — стандарт чистоты и математическую модель для разработки соответствующей программы. Бывалым эксплуатационникам Васильичу и Санчо понадобилось немного времени, чтобы по достоинству оценить продукт.

— Все-все отражено и просчитано! — поражался Санчо.

— Не к чему придраться, — вторил ему Половицын.

Четверка специалистов еще пару часов увлеченно обсуждала стандарт чистоты. Наконец Алексей, закончив какой-то короткий разговор по мобильному телефону, спросил мужчин:

— Ну что, берем Веру на должность менеджера по качеству клининга?

— Берем! — хором ответили Половицын и Санчо.

— Тогда пойдемте отметим это дело. Ставлю бутылку шампанского, — предложил Алексей. — Как раз подоспело время обеда.

Они спустились на первый этаж бизнес-центра и вошли в недавно открытое кафе, которое уже успели оценить и полюбить офисные работники. Вдруг на лице Алексея появилось несвойственное ему выражение растерянности. Все столики были заняты. Сидели какие-то молодые ребята с девицами. Алексей активно завертел головой и забегал глазами. И углядел местечко для четырех человек. В углу кафе стоял большой банкетный стол, но за ним восседал президент компании «МайклоСовд» Михаил Романович Струйский.

— Он пьет кофе! — радостно вскричал Алексей. — Скоро закончит трапезу. Если мы его и побеспокоим, то ненадолго.

Алексей повел компанию к столику Струйского.

— Не помешаем, Михал Романыч?

Струйский, который пил кофе «впричитку», оторвал глаза от компьютерного журнала, взглянул на даму и остолбенел.

— Так не помешаем? — с улыбкой повторил вопрос Алексей.

— Нет-нет, что вы! — растерянно пробормотал Струйский. — Пожалуйста, присаживайтесь.

Алексей завязал разговор:

— Хотим поделиться своей радостью, Михаил Романович. Мы наконец-то наши достойного кандидата на должность менеджера по качеству клининга. Разрешите вам представить Веру Михайловну Федько в девичестве Шувалову.

— Шувалова?!!! — экспрессивно переспросил Струйский и дрожащим голосом обратился к Вере:

— А вы случайно не представительница старинного аристократического рода, не родственница знаменитых елизаветинских царедворцев Ивана и Алексея Шуваловых?

— Я их прямой потомок, — скромно ответила женщина. — У мамы даже сохранились какие-то фамильные реликвии.

— А я принадлежу к роду Струйских. В Третьяковской галерее висят две знаменитые картины Рокотова, портреты моих предков — Николая Еремеевича и его второй жены Александры Петровны. Николай Еремеевич водил дружбу с Державиным, служил с ним в Преображенском полку. А портрету Александры Петровны Заболоцкий посвятил потрясающие строки: Ты помнишь, как из тьмы былого, едва закутана в атлас...

— С портрета Рокотова cнова смотрела Струйская на нас?.. — продолжила Вера.

Алексей в это время подзывал официанта, заказывал шампанское, просил принести меню.

— Гулять так гулять! — многообещающе произнес он и добавил: — Праздничный обед оплачивается из фонда главного инженера. Первой заказывает дама! Вера, отвлекись, выбери себе салат и горячее блюдо.

Вера заказывала, Алексей поглядывал на часы. Вдруг зазвенел его мобильный телефон. Слушая голос в трубке, Алексей менялся в лице. Закончив разговор, он нервно схватил за плечи Санчо и Половицына со словами:

— Для нас троих обед отменяется. Случилось...

— Что? — спросил Санчо.

— Ты еще спрашиваешь?!! — закричал Алексей. — Опять твой гребан... извините, чертов пятый объект! Там постоянно что-то происходит! Вот и сейчас!.. Не то прорвало отопление, не то загорелась мусорная куча... Живо на выход!

Вера тоже дернулась, но Алексей жестом ее остановил:

— А ты оставайся! Не забудь обсудить с Михал Романычем математическую модель клининга.

Алексей вывел коллег за двери кафе, отпустил их плечи и проговорил:

— Отбой боевой тревоги. Ничего на объекте не случилось. Пойдемте, мужики, отобедаем в другом месте.

— Что за фигня? — фыркнул Санчо. — Объясни, Леха, что происходит...

— Объясняю, проницательный ты мой. Я специально все это организовал. Вон видишь, из кафе выходит толпа парней с дамами. Это ребята из службы безопасности со своими подругами. Они заняли все столики, чтобы нам было некуда деваться, кроме стола, за которым сидел Струйский. Я устроил ему нечто вроде свидания с Верой. Сейчас они сидят вдвоем и мило беседуют. Никто им не мешает. И похоже, им есть о чем говорить!

— Еще вчера это было невозможно! — воскликнул Санчо.

— Я тоже думал, что у них ничего не получится... Пока не выяснил, что интерес друг к другу у них обоюдный. Им мешали общаться некоторые психологические барьеры. Разрушить их — дело техники.

— А историю с наймом менеджера по клинингу ты тоже затеял ради того, чтобы свести их вместе? — поинтересовался Половицын.

— Не совсем. Здесь я совместил приятное с полезным. И клиенту хорошо, и мы решаем важную производственную проблему. Вера-то оказалась теткой с головой! Как она лихо смоделировала процесс уборки! И ведь чуть не зарыла свой математический талант в землю, точнее, в ведро с половой тряпкой!

— Ты гений, Леха! — восторгался Команданте Санчо. — Ни у кого ни хрена не получалось! Психолог, детектив, даже какой-то крутой консультант не смогли, а ты смог.

— Да я и сам не слишком верил в успех. Пока не изучил личное дело Веры. И когда наткнулся на ее аристократическое происхождение, я все понял, мужики! Понял, что тянуло друг к другу успешного бизнесмена и уборщицу. Зов породы!.. Вот судьба! Их предки сто лет назад занимали одинаковое положение в обществе! А сейчас... Нет, ребята, надо восстанавливать социальную справедливость. Пусть аристократы находят друг друга, женятся, плодятся и размножаются! Это в интересах всего нашего общества, всей России, в конце концов. Надо улучшать породу наших сограждан!..

Тираду Алексея прервал звонок по мобильному.

— Да, Светик, все хорошо. Спасибо тебе огромное, пока. — Алексей быстро отсоединился. — Светка звонила. Это после ее звонка я вас увел из кафе. Так было задумано.

Вновь зазвонила «труба» Алексея.

— Я же сказал, Света, что все в порядке... Что?!!! — Алексей нахмурился. Теперь уже без тени фальши. — А вот сейчас действительно на пятом объекте случилось страшное. Без шуток, без балды, без дураков...

Троица подбежала к главному входу в бизнес-центр, где парковались автомобили арендаторов, и действительно увидала пугающую картину.

 

* * *

 

На внеочередном заседании следственной группы по делу о туалетной бумаге Ваня Заваль держал ответ за свои проделки. Он сообщил, что к нему обратилась некая дама — один из топ-менеджеров англо-американской аудиторской корпорации. По просьбе Вани Феликс Лаврентьевич и Алексей обещали не разглашать ее фамилию. Предположение главного инженера о том, что воровство носит не корыстный, а скорее болезненный характер, подтвердилось. Дама под страшным секретом поведала Ване, что она страдает клептоманией. Уже не первый год лечится у лучших психотерапевтов, но с болезнью справиться не так легко. Ее одолевают приступы, в основном тогда, когда она вынуждена бездействовать и у нее не заняты ни голова, ни руки. На работе это чаще всего случается при посещении туалета. Ей очень трудно удержаться от кражи туалетной бумаги, и Ваню, как представителя управляющей компании, она просила как-нибудь уладить проблему с перерасходом рулонов.

Обаяние женщины было настолько сильным, что Ваня, человек слабый (впрочем, не слабее других нормальных мужчин), поддался ее чарам и стал действовать. Не нашел ничего лучшего, как перевести стрелки с третьего на пятый бизнес-центр. В свое время он пристроил туда троюродного брата жены на работу грузчиком. Одной из обязанностей этого родственничка была разгрузка поставляемых хозтоваров, в том числе туалетной бумаги. Ее развозили по бизнес-центрам поочередно. После пятого отправляли на третий. Брательничек благополучно «забывал» выгрузить часть упаковок, они попадали на пятый объект, где уж Ваня Заваль встречал эту партию лично. С началом следствия в процедуре доставки был наведен порядок, «забывчивость» грузчика стала невозможной, что и позволило четко определить истинное место перерасхода рулонов. Рабочий, который попался на вахте пятого объекта с поличным, оказался именно этим родственничком Ваниной жены. Потом этот «засланный казачок» уволился.

— Ты опасный тип, Ваня! Да на тебя надо подавать в суд! — воскликнул управляющий пятым объектом Олег Семенович Налейко.

— Ну прости, Олег! Если бы ты видел эту даму!..

— Ты хоть познакомился с ней поближе? — с издевкой спросил Налейко.

— Ах ты сукин кот! — окрысился Ваня и с петушиным пылом полетел на коллегу с кулаками. Хорошо, что, на совещании присутствовали спецы службы безопасности. Они с профессиональной сноровкой успели разнять дерущихся, еще до первого контакта кулака с лицом. («Может быть, без драки?!»)

— Остыньте, мужики! — закричал Алексей. Эти двое были вынуждены охлаждать свои душевные порывы в объятиях охранников. Но стали горячиться другие джентльмены. Раздались требования назвать фамилию дамы. С изрядной долей агрессии на главного инженера посыпались многочисленные вопросы, которые можно было суммировать в один общий: какого хрена мы затевали это следствие?

— Чтобы обсуждать смысл наших следственных действий, давайте вспомним совещание, где Ваня Заваль рисовал два нуля.

— И это не было запутыванием следов, — подал голос Ваня.

— Да, цифры верные, — подтвердил Алексей, затем попросил Светочку размножить протокол того заседания и раздать участникам. — Освежим в памяти эту встречу. Тогда было предложено прекратить расследование фактов перерасхода туалетной бумаги из-за незначительности потерь. Но я убедил собрание продолжать следствие, поскольку оно косвенно повлекло за собой массу полезных перемен. В протоколе кратко изложены мои аргументы. Вот, смотрите. Следствие привело к улучшению контроля за процессом уборки и, соответственно, повышению ее качества. Далее. Улучшен учет расходных материалов, что привело к снижению потребности в дезинфицирующих, моющих и чистящих средствах. Мы снизили издержки, господа! И пресекли случаи воровства. Ведь крали не только туалетную бумагу!

— Что крали? — оживился Феликс Лаврентьевич. — У вас есть факты?

— Мы сократили издержки и теперь потребляем меньше расходных материалов, причем качество нашей работы улучшилось. Это ли не косвенное доказательство того, что раньше материалы уходили в прорву? Иными словами — в карман недобросовестных сотрудников. А теперь система управления снабжением и клинингом стала более прозрачной, и масштабы внутрикорпоративных краж автоматически снизились.

— Факты воровства нужно доказывать, — назидательно заметил Андронов.

— А смысл, Феликс Лаврентьевич? — спросил его Алексей и не удержался от дерзости: — Это наша милиция действует по принципу «убьют — тогда приходите», я же предпочитаю профилактику правонарушений, а не героическую борьбу с ними. Ну ладно, мы отвлеклись. Я от себя хочу добавить еще один положительный эффект, вызванный расследованием перерасхода туалетной бумаги. Все это подстегнуло меня вместе с сотрудниками отдела эксплуатации и ремонта к разработке стандарта чистоты и математической модели клининга. И последний аргумент, зафиксированный в протоколе, — это внедрение системы учета посещений туалетов и, как следствие, более точное определение периодичности замены оборудования в различных санузлах и укрепление взаимопонимания по этому вопросу между различными службами.

— Я что-то не совсем вас понимаю, уважаемый Алексей Владимирович, — официально обратился к главному инженеру Андронов. — Ведь вы изложили аргументы, которые были приведены в пользу продолжения следствия.

— А сейчас я хочу лишний раз подчеркнуть неоценимую пользу, которое нам оказало следствие, и предлагаю его прекратить, — ответил Алексей.

В конференц-зале повисла пауза, которую нарушил Александр Васильевич Половицын:

— Теперь уже тебя, Леха, не понимаю я. В этом протоколе написано, что мы должны во всех эксплуатационных процессах поддерживать равновесие. Но если мы прекратим следствие и позволим продолжать воровство туалетной бумаги, то о каком равновесии может идти речь?

— Есть способы поддержания равновесия без ущемления прав и потребностей арендатора. Ведь мы оказываем услуги, не правда ли? А уголовное и даже административное преследование — это, как вы все понимаете, отнюдь не услуги.

— Но есть же такие понятия, как законность и правопорядок, не правда ли? — в тон Алексею возразил Андронов.

— Есть, Феликс Лаврентьевич. Вот если бы клиент страдал не клептоманией, а какой-нибудь манией похуже, и мы бы покрывали преступления маньяка, то были бы отнюдь не правы. Это бы называлось нарушением законности и правопорядка. Но в данном случае речь идет о хищениях нашей же собственности... если перефразировать уголовный кодекс... в особо мелких размерах. И давайте поможем клиенту жить с его болезнью. Для того чтобы отвлечь даму от туалетной бумаги, нужно слегка переоборудовать санузел. Превратить его из туалета, пусть даже VIP-туалета, в то, что по-настоящему можно считать дамской комнатой. Я знаю одного недорогого интерьерного дизайнера...

— Сортир и интерьерный дизайн!.. — расхохотался Половицын. — Это нечто новое в эксплуатации недвижимости.

— Многое, даже очень многое из того, что я делаю, Александр Васильевич, можно назвать новым словом в отечественной практике эксплуатации недвижимости, — ответил Алексей очень серьезным тоном и продолжил:

— Интерьерный дизайнер оживит строгую комнату и, главное, украсит ее многочисленными стеклянными безделушками. Стоят они копейки, украдут — не жалко.

— Все равно это расходы. Как будем их списывать? — поинтересовался Половицын.

— Дама, страдающая клептоманией, — особа высокопоставленная. Да, Ваня?

— И даже очень, — ответил Заваль.

— Значит, с некоторым увеличением арендной платы проблем не будет?

— Не должно, — подтвердил Ваня.

— Тогда поднимем ее на величину, равную стоимости переоборудования санузла. Размазываем эти деньги ровно на тот срок, когда должны закончиться безделушки. Затем закупаем новые, и так далее. А тебя, Ваня, мы попросим все это дело рассчитать. Ты ведь у нас грамотный экономист, лихо рисуешь нули перед запятыми.

— Нет проблем, — ответил Заваль. — Подгоняй своего интерьерного дизайнера, мы с ним все посчитаем.

— Можешь включить в эту сумму и некоторую прибыль. Мы ведь вкладываем в это дело и свой труд, не так ли? Он тоже должен быть оплачен. Только не переусердствуй. Клиентка, как я понял, иностранка, хоть и с русскими корнями. А жители Запада очень хорошо считают. И если повышать стоимость услуг без соблюдения чувства меры, то наше стяжательство будет обнаружено очень быстро.

Алексей еще довольно долго рассуждал об отношении к заказчику, говорил, что именно хорошее отношение лежит в основе качественного обслуживания клиента:

— Не устану повторять, что нам платят не за совокупность технических действий, а за безопасность, уют и комфорт. Комфорт — понятие многогранное. Оно включает в себя и комфорт психологический. А он базируется как раз на добром отношении к людям, которым оказываешь услуги. И своим решением пойти навстречу одной из представительниц компании-арендатора мы демонстрируем высшую степень деловых отношений с клиентом.

Участники внеочередного заседания следственной группы по делу о перерасходе туалетной бумаги в ЗАО «Управсервис» поставили свои подписи под решением о прекращении служебного расследования и закрытии дела. Закончив совещание, Алексей попросил остаться Заваля и Андронова.

— Феликс Лаврентьевич, вы недавно называли себя игроком...

— Да, Алексей. Я игрок. Такова моя натура.

Алексей незаметно подмигнул Ване и задал Андронову вопрос:

— А интуиция игрока не подсказывает, что вас втянули в игру?

— Вы хотите сказать...

— Я хочу сказать, что вся наша возня с туалетной бумагой в последние дни есть не что иное как... В общем, думаю, вы поняли, что дамочка из англо-американского концерна здесь ни при чем. И мы, конечно же, никогда не будем ее подозревать и преследовать, да?

— И кто же, на ваш, Алексей Владимирович, взгляд, главный фигурант в этом деле? — прищурив глаз, спросил Андронов.

— Феликс Лаврентьевич! — с некоторой укоризной произнес Алексей и при этом опять незаметно дал знак Завалю. — Вы же опытный чекист, «не первый раз замужем». Разумеется, это кто-то из нас троих...

 

После совещания Андронов размышлял о несовершенстве окружающего мира. Пища для размышлений была богатой. «Ну и Новиков! — думал бывший сотрудник внутренних органов. — Весь из себя такой авторитетный. На планерках Багрянцев постоянно тычет этим Новиковым в морду остальному топ-менеджменту фирмы. Дескать, берите пример с молодого и энергичного руководителя, который в нашем деле понимает больше, чем вы все вместе взятые. А это юное дарование взяло да организовало воровство. Пусть незначительное для бюджета компании, пусть для пользы дела, но ведь воровство! Нет, господа хорошие, все мы одним миром мазаны. Не миром, а дерьмом! Во! Хорошая фраза. Все мы одним дерьмом мазаны!»

Лишнее подтверждение того, что безгрешных людей не бывает, подняло настроение Феликсу Лаврентьевичу до небывалой высоты. Он был готов петь, плясать, говорить комплименты дамам и водить хороводы с детьми. Мир в лучшую сторону не меняется! Он остается таким как есть!  

 

* * *

 

Ясным мартовским днем весеннее солнце щедро золотило окна бизнес-центра № 5, управляемого и эксплуатируемого компанией «Управсервис». Блеск стекла становился все заметнее благодаря усилиям альпиниста, который висел на стене здания и мыл окна. Справа от альпиниста-мойщика по-весеннему радостно поскрипывал страховочный трос, натянутый аккурат над сливным козырьком, расположенным под соседним окном. Альпинист слушал по аудиоплейеру долгоиграющую клубно-дискотечную композицию и покачивался в такт мелодии. Трос и козырек двигались в том же ритме. Соприкасаясь друг с другом, они словно слились в едином экстазе. Известно, что экстаз рано или поздно заканчивается извержением энергии. А гармонические колебания разных источников часто попадают в резонанс. Так и получилось. Эта самая энергия экстаза-резонанса раскачала оконный стеклопакет. Он подпрыгнул как пень, выкорчеванный усилиями терпеливых садоводов. Подпрыгнул, выскочил из оконного проема и полетел подобно сбитому самолету, когда-то изготовленному в городе Запорожье на знаменитом заводе «Коммунар». «Там же не производят самолеты!» — воскликнете вы. И будет правы. Но зато выпускают автомобильный брэнд, известный своей склонностью врезаться в... Вы нас поняли...

Стеклопакет угодил в лобовое стекло навороченного «Мерседеса», припаркованного под окнами злосчастного пятого бизнес-центра.

Когда Алексей увидал последствия весенне-экстазно-резонансного падения стеклопакета, он не поверил своим глазам. Такая картина могла родиться лишь в воображении художника-сюрреалиста. В центре композиции располагалось новейшее изделие концерна «Даймлер-Бенц» представительского класса, изысканного цвета чайной розы. Из переднего окна эффектно торчал стеклопакет тоже не от последнего производителя данной продукции. Композиция обрамлялась мельчайшими осколками битого стекла, словно планета Сатурн — кольцом спутников.

За «падающей звездой» наблюдали многие, в том числе и сотрудники «Управсервиса». Недостатка в свидетелях не нашлось, Алексей быстро собрал нужную информацию. Слава Богу, жертв не было. Хозяин машины пока неизвестен. Она здесь стоит первый день, и служба безопасности «Управсервиса» еще не успела взять ее «на карандаш». На месте происшествия собралась толпа зевак. Люди по-разному выражали свое отношение к инциденту. Кто-то невесело качал головой, кто-то прикидывал убытки и присвистывал, кто-то злорадствовал, дескать, так им, буржуям, и надо, кто-то по-человечески сочувствовал владельцу автомобиля. Одна девушка даже прониклась жалостью непосредственно к автомобилю и причитала:

— Боже мой! Он же совсем новенький! Он же совсем новенький!

Алексею зловеще слышалось другое: «Это он, Новиков! Это он, Новиков!» Он прокручивал в голове возможные механизмы возложения ответственности и приходил к невеселому выводу. С большой долей вероятности козлом отпущения могут сделать его, главного инженера компании, которая отвечает за техническое состояние здания. Увы, мойщик окон был нанят в частном порядке, по договору подряда. Значит, юридически он приравнивался к сотрудникам «Управсервиса». Предлагал же Алексей Багрянцеву нанимать для мытья окон специализированные организации! Но тот наотрез отказался с железной мотивировкой: в этом случае ответственность за такого рода инциденты и несла бы нанятая компания, однако стоимость работ возросла бы аж в десять-пятнадцать раз.

Алексей подумал о владельце подбитого авто. Представил, что он почувствует, взглянув на эту картинку. Первая реакция его, Алексея, была чрезвычайно эмоциональной. Уже потом стали появляться мысли. Хозяин «Мерседеса» тоже отреагирует эмоционально. Это наверняка очень богатый бизнесмен. Богатый до неприличия, до безобразия. А подобная публика в подавляющем большинстве вышла из преступного мира. Такой тип, не раздумывая, вынет пистолет, который всегда наготове, и выстрелит. Выпустив таким образом пар, начнет разбираться в ситуации. А его, Алексея Новикова, тело, еще при жизни от страха похолодевшее, будет не согреваться под ярким весенним солнышком, а стынуть и превращаться в хладный труп. Алексей счел за благо ретироваться в свой офис. Пусть первое общение с хозяином авто произойдет по телефону.

 

В офисе Алексей предался мрачным мыслям. Как мятежный генерал в ожидании расстрела. Перед его глазами пролетала часть деловой жизни, отданная компании «Управсервис». Авария на пятом объекте, «обезвоживание» второго, секретное учение на первом, установка видеокамер на третьем, показательный осмотр пятого, приемка в эксплуатацию шестого, пожар на пятом и вот падение стеклопакета, конечно же, с треклятого бизнес-центра номер пять. Список побед отнюдь не затмевает перечень поражений. Да, Алексей Владимирович, плохой ты главный инженер. Ты потерпел фиаско. Как Остап Бендер. Но в отличие от великого комбинатора тебе даже не податься в управдомы, потому что управдом — это почти тот же главный инженер по технической эксплуатации.

«Может, покончить с собой? — полушутя-полусерьезно подумал Алексей. — Но каким образом? Из оружия есть газовый пистолет. Выпустить весь заряд себе в нос? Глядишь, оно и отпустит».

Вдруг Алексей встрепенулся. Он обнаружил в своем сознании пакость, еще более страшную, чем суицидальные помыслы. Он потерял хваленую способность видеть в каждой ситуации светлую сторону. Ну-ка быстро ищем позитив!!!

Конечно, могло быть хуже. Стеклопакет мог спланировать на голову человеку или, брр, в коляску с грудным ребенком. Жертв нет, и это уже хорошо.

Теперь подумаем об ответственности. Так уж все безнадежно? Алексей пораскинул мозгами и пришел к выводу, что можно попытаться чего-то требовать от строительно-монтажной организации, которая переоборудовала проектный институт в бизнес-центр. Именно эта фирмочка устанавливала стеклопакеты. И конечно же, схалтурила. Ну где это видано, чтобы тяжеленный стеклопакет можно было выбить тонюсеньким тросиком? Впрочем, вряд ли получится призвать их к ответу... Но можно хотя бы наорать, скинуть на них часть своего эмоционального напряжения. Он набрал номер гендиректора этой конторы Федора Фомича Криворуцкого. Тот уже знал об инциденте, но сочувствия Алексею не выражал, а шутил по поводу «падающей звезды».

— Не «звезда», а другое слово! — орал Алексей. — Слово, которое со звездой хорошо рифмуется, и которым накроется весь ваш жульнический бизнес. Я на тебя, Федюк, и твою лавочку подам в суд, и ты, блин, не расплатишься до конца жизни.

— Да пошел ты! — ответил обиженный Федюк. — Счас позвоню Багрянцеву, он тебе мигом мозги вправит. А что касается качества монтажных работ, то я тебе так скажу. За те деньги, которые нам выделили на реконструкцию этого объекта, ты, желторотик, и подвал бы не отремонтировал.

— В этом бизнес-центре подвала нет. А ты и не заметил, — захохотал Алексей и повесил трубку. Частично напряжение спало. Алексей обрел возможность адекватно анализировать ситуацию. Вряд ли Багрянцев заставит его рассчитываться с владельцем авто из своего кармана. Скорее всего, деньги уплатит компания. Это, конечно, тоже неприятно. Но не смертельно. И думать о самоубийстве рановато. Ну а если гендиректор окажется сволочью и переведет стрелки с компании на людей? В этом случае будем делить ответственность с Санчо, Половицыным и мойщиком окон. Пропорционально получаемой зарплате. На Алексея падет не больше половины долга. Общий ущерб составит около десяти-пятнадцати тысяч долларов. Придется выложить пять-семь. Это вполне реально. Кое-что припасено для улучшения жилищных условий. Что ж, отложим переселение в более комфортабельные аппартаменты на год-другой. И нынешняя квартирка не так уж плоха.

«Только бы хозяин “Мерседеса” оказался психически нормальным», — думал Алексей. — Тогда можно в той или иной степени выкрутиться».

Когда перед Алексеем замаячила теоретическая возможность выйти сухим из воды, он, как обычно, начал планировать свои дальнейшие действия. Так чем же он займется, если все завершится более-менее благополучно? Разумеется, техникой безопасности. Несколько дней посвятит наведению порядка в этой сфере деятельности. Проверит журналы, инструкции и в жесткой форме потребует привести их в порядок.

Зазвенел мобильный телефон. «Началось», — подумал Алексей, перекрестился и вынул аппарат из кармана. Высветился номер Струйского. Алексей и забыл, что просил его позвонить, как только завершится встреча с Верой. Ох, до личной жизни клиентов ли ему сейчас?! Но работа есть работа!

Голос Струйского был несколько тревожным. Неужели не получилось и на сей раз? Ну да черт с ним! Сделали все, что могли.

— Алексей, я вынужден вам испортить настроение.

— Валяйте, Михал Романыч. Оно у меня испорчено — дальше некуда. Но предупреждаю сразу: вряд ли уже смогу чем-то помочь.

— Да я не об этом. Помогать будет моя страховая компания...

— При чем тут страховая компания? — удивился Алексей. — Ничего не понимаю...

— Ну, моя машина застрахована.

— Моя тоже.

— Я ничего не понимаю, Алексей. Мне сказали, что Вы в курсе, были на месте происшествия, видели стеклопакет, вонзенный в мой «Мерседес»...

— Так это ВАШ «Мерседес»?!!! — не своим голосом закричал Алексей.

— Ну да, мой. Недавно купил. Вчера его поставили на учет, сегодня первый раз на нем приехал. Знаете ли, время от времени нужно обновлять свое транспортное средство...

— Михаил Романыч, дорогой мой!!! Как я... — Алексей хотел сказать «рад, что эта неприятность постигла вас, приличного интеллигентного бизнесмена, а не напальцованного жлоба с оружием в кармане и тесными связями в криминальном мире», но произнес другое: — ...сочувствую вашему несчастью! Это так ужасно! Так жутко!

— Ой, да я даже рад, что все так обошлось. Ведь стеклопакет мог упасть на голову человека. Я сразу подумал про Веру. Не дай Бог, на нее... Ведь выйди мы чуть раньше из кафе, и... Как только я об этом подумал, сердце екнуло, почти что остановилось.

— Кстати, а как у вас с Верой Михайловной? Надеюсь, лучше, чем с «Мерседесом»?

— Ой, что вы! Я так счастлив! Вы, Алексей, вдохнули в меня столько жизненных сил! Я ведь, между нами говоря, до вас истратил кучу денег на всякого рода консультантов. В общей сложности выложил тысяч семь-восемь условных единиц. А вы решили проблему одним махом. А как преобразили Веру! Я часто бываю в Европе и Америке, поддерживаю отношения с эмигрантами из дворян. Общаюсь с Репниными, Шаховскими, Трубецкими и многими другими русскими аристократами. И Вера сейчас выглядит столь же достойно, как дамы из этих семейств. Так что я у вас в неоплатном долгу. Если бы за причиненный ущерб отвечали вы лично, то я бы не взял с вас ни копейки и сразу письменно отказался от всех претензий. Но думаю, пусть разбираются друг с другом страховые компании — моя и страхователь «Управсервиса». Один мой знакомый недавно переехал на ПМЖ в Америку. Ему тогда было шестьдесят. Он не умел водить машину, но в Штатах без нее никуда. Пошел на курсы, сдал на водительские права, но в первой же самостоятельной поездке не справился с управлением, въехал в стеклянную дверь супермаркета и врезался в прилавки. Памятуя о том, как разбираются с виновниками ДТП у нас в России, он, мягко говоря, приуныл. А когда к нему направился хозяин магазина с внешностью латиноамериканского мачо, как комендант нашего бизнес-центра, он и вовсе потерял дар речи. А тот с искренней улыбкой его успокаивает, усаживает за стол, угощает кофе, дружески обнимает и говорит: «Расслабьтесь, дружище. Сейчас приедет моя страховая компания, приедет ваша страховая компания, и пусть себе разбираются. Нам-то что». Надеюсь, Алексей, и наша проблема разрешится цивилизованным путем.

По завершении разговора со Струйским Алексей почти что ликовал. Предаваться этому чувству на всю катушку было бы неприлично. Все-таки с человеком случилась неприятность не на одну тысячу долларов. Алексей, конечно же, никому не скажет, что мог бы легко отвести претензии клиента, взяв всю вину на себя. Этого не позволит совесть. В конце концов, Струйский не дойная корова. Пусть «Управсервис» малость раскошелится. Не обеднеет. Его занимала более важная мысль, подсказанная тем же Струйским. Машина клиента застрахована, а деятельность «Управсервиса» — нет. И пусть случай с вышибленным стеклопакетом убедит-таки генерального директора в необходимости страхования.

Алексей выполнил обещание, которое дал самому себе. В течение недели после происшествия с «Мерседесом» Струйского он наводил порядок в сфере техники безопасности. А затем организовал тендер на комплекс страховых услуг.  

 

СистемаСотрудников на Restate: 1 ул. Оптиков, д. 4, кор. 2, офис 310 Санкт-Петербург,

ул. Заставская, д. 31, корпус 2 196084 Санкт-Петербург,

По собственной информации. Гиперссылка на Restate.ru обязательна.

Нашли ошибку или неточность? Нажмите CTRL и ENTER и расскажите нам про это  
Также по теме
     
     
Комментарии с форума
Комментариев пока нет

Ваш комментарий

Имя

Сообщение

 

Отправить      Нажимая "Отправить", я соглашаюсь с правилами размещения комментариев
Зарегистрируйтесь или войдите через Вконтакте или Facebook, чтобы следить за ответами на свои комментарии.

Ваш комментарий

Индексы рынка недвижимости Санкт-Петербурга
Поиск на карте

Ищите объявления рядом с работой, парком или родными

Найти на карте
Новости и аналитика рынков
24 июня Топ-5 стереотипов об аренде жилья в России, в которые многие все еще верят

21 июня Сбербанк и Минфин обсуждают вопросы льготной ипотеки в 6%

21 июня В Москве начали выдавать разрешения на достройку жилья по старой схеме ДДУ

21 июня Владимир Путин: «Через 2-3 года система строительства жилья в России станет «цивилизованной»

20 июня Путин: Проблема нехватки «социалки» обострится в связи с переходом на эскроу

19 июня Премьер Медведев напомнил о необходимости снижения ипотечных ставок

18 июня Минстрой: Ветхое жилье не будут расселять, если оно не является аварийным

17 июня Мосгосстройнадзор в течение недели будет проверять ход строительства объектов реновации

17 июня Российские банки начали уменьшать проценты по ипотеке после снижения ставки Центробанка

17 июня Невскую губу Васильевского острова будут намывать еще 7 лет

17 июня Дома-памятники в центре Петербурга «помогут» отреставрировать туристы

14 июня Обновленный Василеостровский рынок начал работать в тестовом режиме

13 июня Мутко: Темпы ввода жилья в четырех регионах России сильно отстают

13 июня «Социалку» за Urban Group обещают построить до конца 2022 года

11 июня Российские банки выдали рекордный по размеру ипотечный кредит в 2,55 млн рублей

11 июня Отчаявшиеся дольщики ЖК «Ижора Парк» объявили голодовку

11 июня В продаже появились квартиры в ЖК

11 июня В ЖК «Прибалтийский» осталось достроить последний корпус

10 июня Итоги ПМЭФ-2019: Петербург рассчитывает на инвестиции в размере 182,4 млрд рублей

6 июня Патриарх Кирилл: РПЦ строит в среднем по три храма в сутки

Продайте или сдайте недвижимость
Добавьте объявление бесплатно
Разместить объявление
Сохранятся ли доступные цены на жилье без "долевки"?
© 2008-2019 Restate.ru При цитировании гиперссылка обязательна. Проект Интернет-издательства PDG
Наверх