253 053 объектов недвижимости Москвы и Санкт-Петербурга
Войти   0 + Подать объявление
 
30 июля 2010, 19:04 2650

"Эксплуатация недвижимости - 2. Быть Главным Инженером": глава 6

Переход от эксплуатации по факту к эксплуатации плановой в компании «Управсервис» осуществлялся не мгновенно. Алексей Новиков ощущал протяженность этого процесса на собственной шкуре. Он добросовестно составлял себе расписание на месяц, неделю, день вперед, но коварная управляющая компания вносила в его планы коррективы.

Недавно, на встрече со студенческими друзьями, в ответ на жалобу одного из них: «Никогда не знаешь, чем день закончится», он усмехнулся:

— А моя работа еще круче. Я никогда не знаю, чем день начнется.

Подтверждение этих слов не замедлило ждать. На следующее утро после встречи с однокурсниками Алексея отвлек от завтрака телефонный звонок. В трубке говорил елейным голоском управляющий второго объекта Илья Мякушкин:

— Доброе утречко, Лешенька. У нас на втором объектушке чрезвычайненькое происшествице.

«Хорошо, что это не генеральный директор», — подумал Алексей, вспоминая недавнюю аварию в пятом бизнес-центре. Затем он молниеносно прокрутил все, что знал об этом объекте, и выдал предположение:

— Опять отключили холодную воду?

— Да, Лешенька! Да, солнце мое! Ранним утречком приехала дамочка из «Горводресурсика», велела закрутить задвижечку на входящем водоводике. Потом поставила пломбочку, оформила актик и дожидается тебя, главного инженерушку.

— Илюшенька, дружочек мой ненаглядненький, — в тон ему ответил Алексей. — А не побеседовать ли ей с нашим главненьким энергетиком? Позвони ему, если тебе не в падлочку. Или давай я сам ему сделаю звоночек по мобильненькому и направлю к тебе на объектушку.

— Юрочка Водогреюшка не удовлетворит дамочку. Я только упомянул его доброе имечко, так она скорчила козью мордочку. Сказала, шесть раз с ним говоримши, и все без толку. Ты уж, Лешенька, посодействуй мне, горемычному. Не подключите водицу через пару часиков — тележеньку на вас, нерадивых, состряпаем. А что делать, Лешенька? За отключеньице меня клиентушки не погладят по головушке. Им не умыть белы рученьки, еще и не пописаньки да не покаканьки. А наши проблемушки им по барабанчику.

Дожевывая яичницу с беконом, Алексей набрал номер мобильника Юры Водогреева и пообщался с ним в несколько ином стилистическом ключе:

— Водогреев, морда, ты доигрался! Хватай ноги в руки и гони на второй объект! Там сейчас рвет и мечет небезызвестная тебе горводресурсная дама. Только ты ей свой «ангельский лик» не показывай, контролируй ситуацию на расстоянии и жди меня. Что у нас в «Управсервисе» за разгул стихии? Недавно — наводнение в пятом бизнес-центре, сегодня — засуха во втором. Когда, наконец, установится режим нормальной влажности?!

Алексей припарковался во дворе второго объекта, неподалеку от входящего водовода, и для начала мысленно обругал сотрудников, которые стояли рядом с инспекторшей из «Горводресурса» и вели недружественную беседу. Не выходя из машины, он набрал мобильный номер коменданта:

— Тоже мне джентльмены! Даже не предложили даме пройти в теплое помещение. Быстро организуй переговорную комнату с кофе и удобными креслами! Надо вас всех прогнать...

— Ну зачем же так сразу? — испугался комендант.

— Прогнать через курсы делового этикета, ТВМ!

— ТВМ — это название обучающей фирмы? — поинтересовался комендант.

— ТВМ — это сокращенный вариант выражения «твою мать». Так говорил мой первый прораб. С теми, кто особо нуждается в подбадривании на русском матерном.

— А зачем сокращать-то?

— Из экономии. Чтоб не тратить на вас лишние секунды.  

Алексей подождал, пока инспекторшу не усадят и не подадут ей кофе, после чего явился пред ее ясные очи собственной персоной.

— Калюжная Надежда Ивановна, главный специалист управления водоподготовки и водоснабжения ГУП «Горводресурс», — представилась дама. — Мне надоело к вам ездить. Я здесь уже в седьмой раз и наблюдаю одну и ту же картину: пломба сорвана, задвижка открыта, и вы наглым образом пользуетесь холодной водой. Бесплатно!

— Нет проблем! Готовы заплатить хоть сейчас, — улыбнулся Алексей.

— Для этого нужно заключить договор на водопользование. Мы слишком солидная компания, чтобы принимать деньги «черным налом», — ответила инспекторша и с выражением благородного негодования взглянула собеседнику в глаза. Однако в своих предположениях ошиблась: взятку ей не предлагали.

— И наша компания достаточно солидная, чтобы быть в курсе всех ваших требований, — снова улыбнулся Алексей, просматривая полученные от дамы акт о срыве пломбы и уведомление о начислении штрафа за несанкционированное пользование водопроводом. — Мы даже подготовили все документы, необходимые для заключения договора с «Горводресурсом». Но ваше руководство его не подписывает. Не знаете, в чем там дело?

Алексей уже не одну неделю «пинал» Водогреева, с тем чтобы он форсировал процесс заключения договора. Но тот в ответ ругал какую-то «непрошибаемую тетку», которая не то ждет взятку, не то ленится рассматривать документы «Управсервиса». Уж не эта ли матрона сейчас к нам пожаловала?

— Это не мой вопрос, — сухо ответила Калюжная. — За подготовку договоров отвечает юридическое управление, к ним и обращайтесь. А мое дело — только подключение потребителей.

— Наверное, в такой крупной организации, как «Горводресурс», работать непросто. Много отделов, управлений, служб. Между ними всеми сложные отношения... — заговорил Алексей бархатным голосом.

— Ой, не говорите! — закивала Надежда Ивановна, уютнее устраиваясь в кресле. — Нас называют монополистами, дескать, открываем задвижку и берем за это деньги. Но мы работаем как проклятые. Знаете, сколько у меня этих самых задвижек?! Целыми днями кручусь как белка в колесе...

Дама все глубже врастала в кресло, Алексей же подливал ей кофе, затем распорядился принести еще печенья, конфет, фруктов и вовлек ее в непринужденный разговор «за жизнь». Нашлись общие знакомые: в «Горводресурсе» работали многие его сокурсники, которые учились на параллельном потоке по специальности «Водоснабжение и водоотведение». Выяснилось, что там трудится некая Нинка, с которой Алексей учился в одной группе. Он живо заинтересовался и стал подробно расспрашивать о ней Калюжную.

— Нинка работает в управлении капитального строительства. Туда, кстати, ходит ваш Брадобреев или Раздобреев...

— Водогреев, — поправил ее Алексей и оживился: — К Нинке ходит?

— Да нет. Кстати, я почему-то его здесь не вижу. Уволили, что ли, за разгильдяйство?

— Надо будет — уволим, — с улыбкой пообещал Алексей. 

— А к кому же он ходит?

— Да к Нинкиной начальнице. Он ей что-то доказывает на пальцах как студент, а она — ни в какую. Все управление над ним смеется.

— А договор на водоснабжение визируется управлением капстроительства?

— Кстати да. Видимо, поэтому у вас проблемы. Впрочем, я в дела других служб не лезу, — поспешила добавить Калюжная.

Окончив светскую беседу, Алексей подписал акт и уведомление о начислении штрафа не своей подписью (так его учил первый прораб: «Ругательные и обвинительные документы в адрес тебя и твоей организации подписывай чужой подписью. Нехорошо? А чиновники у нас хорошие? То-то же. Вся хозяйственная система у нас в стране всегда была, есть и будет хреновая, так и мы не обязаны быть идеальными»). Затем он велел хаускиперу проводить даму и убедиться, что она отошла от объекта достаточно далеко. После этого вызвал Водогреева, который на протяжении беседы скучал за дверью в коридоре.

— Давай отмашку своим «орлам», пусть срывают нафиг пломбу и открывают задвижку, — скомандовал главный инженер, протягивая главному энергетику подписанный акт о несанкционированном водопользовании и уведомление о начислении штрафа за это административное правонарушение. — Только не забудь составить наш фирменный акт о краже пломбы неизвестными охотниками за цветными металлами, которых мы ловили-ловили, но не поймали. Оформи заявление в милицию через нашего Феликса Лаврентьича. С его связями там дадут какую хочешь справку и поставят какой угодно регистрационный номер. Короче, сделай все, чтобы мы в случае чего вышли сухими из водопроводной воды. В общем, сам знаешь, не мне тебя учить.

— Это мы могем! — радостно сказал Юра и пошел.

— Стой! — скомандовал Алексей. — Понеслась молодая душа в рай! А поговорить?!

— О чем? — удивленно вскинул брови Юра.

— О том, чего вы не могете. Дружище Водогреев, мы с тобой сейчас коварно обманули женщину. Такие поступки простительны мальчику, но не мужу. Рано или поздно нужно остепеняться и устанавливать с противоположным полом добрые отношения. Чего вы, юноша, к сожалению, не умеете. Но ничего. Будем учить. Выкладывай, что у тебя с договором на водоснабжение.

— Эта тетка!.. — рявкнул Водогреев, и его обычно розовощекое лицо враз стало пунцовым.

— Спокойно! Как говорил мой первый прораб, если надоело работать с тетками, вспомни, что они легко превращаются в девушек и дам... При умелом обращении. Итак, я слушаю исповедь кающегося грешника.

— Водомерный узел... — прохрипел Юра. — Одна мегера из горводресурсного УКСа не принимает его. Мы строили-строили... А он, видите ли, не соответствует проекту. Режим работы ведь нормальный! По всем законам гидравлики! Я ей и формулы писал, и графики рисовал. А она: не те размеры, не те размеры. Зараза!

— В чем конкретно водомерный узел не соответствует проекту?

— Там одна вертикальная трубочка немного короче и тоньше, чем нужно по типовому проекту, утвержденному «Горводресурсом». Ну не было у нас длинной трубочки диаметром пятьдесят! Не было, ядрена мать! Поставили коротенькую двадцатипяточку. Но все работает, мы проверяли. Да и критерий Рейнольдса (1) в норме. Я считал...

Алексей от хохота закрыл глаза ладонями и беззвучно трясся минут пять. Потом еле-еле соорудил серьезное выражение лица и назидательно проговорил:

— Сия история лишний раз доказывает, что эта особа из горводресурсного УКСа не тетка, а дама. Потому что для нее размер имеет значение. Заурядная тетка довольствуется тем, что дарует судьба, а настоящая дама ищет то, что ей нужно для полного удовлетворения. Так что будь добр в ближайшие дни заменить этот дюймовый стручок на трубу нужного размера. И вообще, раз твои взаимоотношения с этой подругой вертятся вокруг фаллического предмета диаметром около дюйма, то ты как честный человек обязан на ней жениться.

— Мне не до шуток, — проворчал Юра.

— А я шучу лишь с известной долей шутки. Ты обязан выполнять задачи, стоящие перед отделом главного энергетика ЗАО «Управсервис». А сейчас требуется установить нормальные договорные отношения с «Горводресурсом». И если для этого нужно будет заключить брак с дамой постбальзаковского возраста, ты это сделаешь. Чтобы впредь было неповадно, — голос Алексея приобрел жесткие металлические нотки, — проявлять там, где не нужно, свою глупую мальчишескую принципиальность! Значит так. После того как водогрейный... тьфу, водомерный фаллический символ обретет нужный размер, ты садишься в лимузин и едешь в «Горводресурс» делать даме предложение. В качестве лимузина подойдет и твоя битая «девятка». Можешь при этом не облачаться в смокинг с галстуком-бабочкой и не петь серенады. На деталях я не настаиваю. Но дама должна принять предложение! Затем ты везешь ее на место и торжественно показываешь расширенный и удлиненный предмет ваших разногласий. Потом возвращаешься в головную контору «Горводресурса» и оформляешь с дамой отношения. Так уж и быть, наличие штампика в паспорте я не требую. Но без подписи руководителя ГУП «Горводресурс» на договоре не возвращайся!

* * * 

Зерно сомнения, посеянное Алексеем в души «следователей» по делу о туалетной бумаге, дало свои ядовитые всходы. Когда он под конец предыдущего совещания следственной группы предложил не ограничивать круг подозреваемых сотрудниками англо-американской аудиторской компании, участники совещания молча посмотрели друг на друга и разошлись с нехорошими мыслями. К следующей встрече у каждого из них сформировался свой взгляд на личность предполагаемого злодея. Мнения не совпадали. По законам «служебного общежития» каждый подозревал сотрудника, который ему больше всего досаждал. Управляющий подозревал арендаторов: они постоянно жаловались на качество услуг и грозили штрафными санкциями. Комендант «тянул» на своего непосредственного начальника Половицына, так как тот его «равнял и строил». Половицын «катил бочку» на начальника отдела снабжения Аркашу Магарыча, с которым у них не совпадали точки зрения на выбор поставщиков расходных материалов. Аркаша считал вором управляющего — тот все время пытался организовать собственную службу закупок, не зависимую от Магарыча. Наиболее объективной и беспристрастной была точка зрения заместителя гендиректора по безопасности. Он подозревал всех. Не исключая своих подчиненных и главного инженера. Феликс Лаврентьевич недоверчиво относился к активности Алексея. Многолетний опыт работы Андронова в системе МВД показывал, что самая высокая концентрация инициативных, энергичных и предприимчивых людей наблюдается в преступном мире. Естественно, каждого человека с ярко выраженными лидерскими качествами и управленческими способностями он считал недостаточно чистыми душой. На следующем совещании Алексей чуть ли не физически узрел черных кошек, которые пробежали между его сослуживцами. Он счел за благо увести разговор в несколько иную плоскость.

— Пока мы не можем пресечь воровство в корне, — говорил Алексей. — Но в наших силах свести его к минимуму.

На столе лежал рулон туалетной бумаги. Все смотрели на него с нескрываемым раздражением. Алексей взял рулон и воззрился на него словно Гамлет на череп бедного Йорика. Затем немного повертел в руках и предложил:

— Давайте на третьем этаже третьего бизнес-центра откажемся от рулонов и перейдем на туалетную бумагу в виде салфеток. Если ее воруют из корыстных побуждений «для дома, для семьи», то мы тогда выбьем почву из-под ног у злоумышленников. Ведь в домашних туалетах наверняка стоят держатели рулонов, и воровать салфетки нет смысла. Теперь предположим, что воровство — дело чисто нервное. Человек сидит и судорожно наматывает бумагу на палец, на руку, на карандаш, а потом спускает ее в канализацию. Если мы поменяем рулоны на салфетки, то и этот номер не пройдет. Болезненно нервозный посетитель сможет разве что рвать салфетки в клочья, но от такого действа потери гораздо меньше. Свои слова Алексей наглядно иллюстрировал: мотал бумагу на карандаш, рвал салфетки, разве что не садился на унитаз. Сослуживцы посмотрели на эти манипуляции как на спектакль, повеселились, приняли предложение и разошлись умиротворенными.  

* * * 

Любовь Струйского обретала все большую силу, и суета вокруг его чувства набирала и набирала обороты. Михаил Романович считал, что он продвигается вперед недостаточно быстро. По его мнению, психотерапевт и частный детектив должны были озарить путь к его счастью ярким светом, но вместо этого напустили туман. Он устремился на поиск более прочной опоры. И нашел. В городе жил и работал некий загадочный маклер человеческих душ. Звали его Сильвестр. Его личность была окружена таким ореолом тайны, что никто не мог сказать, имя это или фамилия. С юных лет Сильвестр в качестве предмета приложения сил выбрал самый выгодный объект — человеческий интерес. Он комбинировал различные устремления людей и добивался синергетического эффекта — все звенья сложной цепи выигрывали. Сфера деятельности Сильвестра была чрезвычайно широкой и разнообразной, как и круг людских интересов.

Талант Сильвестра раскрылся еще в застойные годы на почве, унавоженной тотальным дефицитом материальных и духовных благ. Умело следуя известному принципу «Ты — мне, я — тебе», он составлял головокружительные комбинации обмена товарами и услугами. С приходом рыночных отношений — своеобразного конкурента Сильвестра — он вышел за экономические рамки и стал решать проблемы человека во всей их сложности. По большому счету, рынок не особенно помешал Сильвестру. Ведь там в качестве основного двигателя выступают деньги, а в деятельности людей есть немало других побудительных мотивов. Иногда он задавался вопросом: а что именно есть предмет его труда? Немного поразмыслив, приходил к выводу, что работает с человеческими энергиями. Наши люди много переживают, страдают, беспокоятся. У них немало жизненных сил, то есть энергии. Но направлена она, в большинстве случаев, не в то русло.

Свои услуги Сильвестр определил как оптимизацию людских энергетических потоков. В былые годы он сам этими потоками управлял — лично налаживал нужные контакты и решал деликатные вопросы. В наше время его просвещенным клиентам (а с другими он не желал иметь дело: нечего тратить время на общение с необразованными людьми) было достаточно лишь подсказать путь решения их проблемы. И за подсказку ему платили огромные деньги. В этих самых просвещенных и состоятельных кругах о Сильвестре говорили как о человеке, творящем чудеса. Он был чрезвычайно востребован, к нему на консультацию записывались за несколько недель, и Струйский заплатил огромную сумму, чтобы перекупить место в очереди. Сильвестр был своего рода целитель. Но он излечивал не физические и не психические заболевания, а недуги, возникающие на стыке деловой и личной сферы.

Весьма упрощенной и схематичной иллюстрацией к описанию услуг Сильвестра может служить притча о двух сестрах и апельсине. Сначала они из-за него подрались, затем разделили пополам, но обе остались недовольными. Потом к ним явилась добрая фея, выслушала их и выяснила, что лишь одна сестра хотела съесть апельсин и ей нужна была мякоть, а другой всего-навсего понадобилась цедра для приготовления цукатов. Конфликт был исчерпан.Вот такая фея в виде элегантного мужчины с несколько старомодными и навсегда ушедшими в прошлое манерами вальяжного советского профессора предстала перед Струйским. Его предупредили, что услуги консультанта безумно дороги. Даже для такого состоятельного клиента, как президент преуспевающей компании. Сильвестр берет пять тысяч рублей за каждое высказанное слово. Обычно консультация начинается с недолгого предварительного разговора, в ходе которого проблема обрисовывается в общих чертах. Затем Сильвестр включает диктофон, и следует оплачиваемая часть беседы. Как правило, он деликатно рекомендовал клиенту вести с ним диалог таким образом, чтобы ему, консультанту, можно было отвечать односложно. По окончании разговора Сильвестр выставлял счет на основании прокрученной диктофонной записи.

Струйский быстро подстроился под рекомендуемый стиль беседы. Не потому, что жалел деньги, — его охватил азарт. Как всякий уважающий себя программист, Михаил Романович обычно любил щегольнуть «лаконизмом, доведенным до афоризма». Здесь же, в общении с Сильвестром, он выглядел чуть ли не балагуром. Немного побеседовав с клиентом о погоде, итогах экономического форума в Давосе, новинках Интернет-технологий и едва коснувшись проблемы, которую предстояло обсудить, Сильвестр произнес:

— Итак, приступим. Какова ваша цель? — и включил диктофон.

Струйский протянул выжимку из досье:

— Я люблю эту женщину.

— Это чувства. Какова цель?

— Ответная любовь, — выпалил Струйский.

— Не ко мне, — отрезал Сильвестр.

— А к кому же?

Сильвестр выразительно поднял указательный палец вверх и кивнул в сторону небес.

Струйский его понял, и перед тем как задать следующий вопрос, пустился в рассуждения:

— Вы правы. Любовь — это прерогатива Всевышнего. Простому смертному не дано право сознательно вызывать в людях любовное чувство. Тогда что мы можем? Ведь нередко влюбленный человек добивается взаимности. Что значит «добиться взаимности»? Вероятно, следует создать ситуацию, при которой возможно возникновение ответного чувства. Как это делается? Проще всего — сблизиться с желанным объектом, сократить дистанцию. Для этого мужчины ухаживают за предметами своей любви, дарят им цветы-подарки и так далее. Женщины вынуждают предмет своей любви обратить на себя внимание: эротично одеваются, просят оказать незначительные услуги и тому подобное. Я пытался ухаживать. Не получилось. Значит, метод сокращения дистанции с предметом любви не сработал. Нужен другой способ создания благоприятных ситуаций. На чем он может быть основан?

— На интересе, — ответил Сильвестр, который в ходе рассуждений Струйского благородно кивал в знак согласия.

— Отлично! — приободрился Струйский. — Значит вы мне можете подсказать оптимальный способ привлечения интереса с ее стороны к моей персоне или, по крайней мере, к контакту со мной. Если позволите, я еще немного порассуждаю. Чем я могу вызвать интерес к ней без новой откровенной попытки сближения? — Струйский на минуту задумался и ответил себе самому: 

— Ничем. Теперь ваша очередь высказываться. Слушаю вас, маэстро.

— Нужен третий.

Струйский удивленно поднял глаза:

— А без любовного треугольника не обойтись?

— Третий — это катализатор.

— Вас понял, — поспешил ответить Струйский. — Слава Богу, соперник или соперница не нужны. У нас есть две субстанции: она и я. Если мы хотим заставить два вещества взаимодействовать друг с другом, то во многих случаях нужно третье вещество, катализатор. Насколько я знаю химию, катализатор способствует реакции между другими соединениями, но сам в процессе не участвует. В химии, как и в человеческой жизни, бывают процессы некаталитические. Но мой случай, увы, сложнее. Требуется вмешательство третьего. Это может быть общий знакомый, скорее всего сослуживец. Надо искать кандидатуру. Но это, как я понимаю, не ваши, маэстро, а мои проблемы. Вам большое спасибо за совет.

Сильвестр выключил диктофон и назвал сумму в пятьдесят пять тысяч рублей за одиннадцать слов (служебные части речи — предлоги, союзы, частицы, а также междометья — не учитывались). Струйский не стал проверять сумму по диктофонной записи, открыл сейф, но нужной суммы не набралось. Тогда Сильвестр протянул ему карточку с указанием банковского счета для перевода денег по Интернету, что Струйский моментально сделал. Потом он распрощался с консультантом, созвонился с психотерапевтом и детективом и велел им создать «временное кадровое агентство» для поиска нужной кандидатуры.  



(1)Критерий Рейнольдса — математическое выражение, характеризующее зависимость между режимом течения жидкости, ее физическими свойствами и размерами трубопровода.

ул. Заставская, д. 31, корпус 2 196084 Санкт-Петербург,

По собственной информации. Гиперссылка на Restate.ru обязательна.

Нашли ошибку или неточность? Нажмите CTRL и ENTER и расскажите нам про это  
Также по теме
     
     
Комментарии с форума
Комментариев пока нет

Ваш комментарий

Имя

Сообщение

 

Отправить      Нажимая "Отправить", я соглашаюсь с правилами размещения комментариев
Зарегистрируйтесь или войдите через Вконтакте или Facebook, чтобы следить за ответами на свои комментарии.

Ваш комментарий

Индексы рынка недвижимости Санкт-Петербурга
Поиск на карте

Ищите объявления рядом с работой, парком или родными

Найти на карте
Новости и аналитика рынков
24 июня Топ-5 стереотипов об аренде жилья в России, в которые многие все еще верят

21 июня Сбербанк и Минфин обсуждают вопросы льготной ипотеки в 6%

21 июня В Москве начали выдавать разрешения на достройку жилья по старой схеме ДДУ

21 июня Владимир Путин: «Через 2-3 года система строительства жилья в России станет «цивилизованной»

20 июня Путин: Проблема нехватки «социалки» обострится в связи с переходом на эскроу

19 июня Премьер Медведев напомнил о необходимости снижения ипотечных ставок

18 июня Минстрой: Ветхое жилье не будут расселять, если оно не является аварийным

17 июня Мосгосстройнадзор в течение недели будет проверять ход строительства объектов реновации

17 июня Российские банки начали уменьшать проценты по ипотеке после снижения ставки Центробанка

17 июня Невскую губу Васильевского острова будут намывать еще 7 лет

17 июня Дома-памятники в центре Петербурга «помогут» отреставрировать туристы

14 июня Обновленный Василеостровский рынок начал работать в тестовом режиме

13 июня Мутко: Темпы ввода жилья в четырех регионах России сильно отстают

13 июня «Социалку» за Urban Group обещают построить до конца 2022 года

11 июня Российские банки выдали рекордный по размеру ипотечный кредит в 2,55 млн рублей

11 июня Отчаявшиеся дольщики ЖК «Ижора Парк» объявили голодовку

11 июня В продаже появились квартиры в ЖК

11 июня В ЖК «Прибалтийский» осталось достроить последний корпус

10 июня Итоги ПМЭФ-2019: Петербург рассчитывает на инвестиции в размере 182,4 млрд рублей

6 июня Патриарх Кирилл: РПЦ строит в среднем по три храма в сутки

Продайте или сдайте недвижимость
Добавьте объявление бесплатно
Разместить объявление
Сохранятся ли доступные цены на жилье без "долевки"?
© 2008-2019 Restate.ru При цитировании гиперссылка обязательна. Проект Интернет-издательства PDG
Наверх