255 317 объектов недвижимости Москвы и Санкт-Петербурга
Войти   0 + Подать объявление
 
27 сентября 2010, 12:50 2391

"Экспллуатация недвижимости. Быть главным инженером": глава 7

Однажды главный инженер ЗАО «Управсервис» спросил заместителя генерального директора по безопасности: — Феликс Лаврентьевич, а как вы проводите выходные? — Вопрос провокационный, — сказал Андронов (как старый оперативник, он считал таковым каждый вопрос). — Но я на него отвечу: пью коньяк.

Слова собеседника, видимо, не слишком устраивали Алексея. Он продолжил спрашивать:

— А вы ходите в кино, театры, ночные клубы?

— В кино не хожу, театры посещаю только по настойчивой просьбе жены, но исключительно те, где в буфете есть коньяк. В ночной клуб, наверное, сходил бы. Из любопытства. Думаю, там тоже подают коньяк. Но не с кем. А идти туда одному в мои годы как-то неудобно.

— А хотите я вас приглашу? — произнес Алексей, прокручивая в голове мрачноватую мысль: «Лучше бы он пил водку! Хороший коньяк днем с огнем не отыщешь. Ну да ладно, дело того стоит».

— Спасибо, конечно. Я бы сразу согласился, если бы вы, Алексей, были очаровательной девушкой... Впрочем, на какое-нибудь стрип-шоу я бы пошел и с вами, — произнес Андронов и подмигнул.

— Стриптиза не обещаю, но шоу будет на загляденье! Более того, мы с вами его и организуем. И коньяк гарантирован. В размере одной бутылки. Кстати, и в ночной клуб идти не надо. Все это можно сделать в стенах нашего предприятия.

— Вы меня заинтриговали.

Алексей выложил Андронову свою идею. Он хотел устроить учебную аварийную ситуацию. В условиях, «максимально приближенных к боевым». Поскольку аварии происходят в самый неподходящий момент, не придумаешь лучшего времени для такой проверки, чем ночь с субботы на воскресенье. Алексей решил в теплоцентре одного из объектов установить незаметную видеокамеру и вывести изображение на какой-нибудь пульт. В субботу вечером туда нужно будет пробраться, отключить подачу тепла и где-нибудь поблизости наблюдать за поведением дежурного персонала. Алексей предположил, что видеокамера и другое необходимое оборудование есть в фирме «МайклоСовд». Он переговорил с ее президентом, и получилось даже лучше, чем предполагалось. Струйский согласился за умеренную плату обеспечить все технические возможности для слежения в режиме реального времени. Между ним и Алексеем состоялась увлекательная беседа о современных технологиях. Михаил Романович всегда ценил передовые идеи и в данном случае обещал посодействовать «Управсервису» не только из интересов бизнеса, но и ради любопытства.

— Для этого дела мы временно выделим Интернет-ресурс, — говорил Струйский Алексею, — небольшую страничку, доступную только вам. С ее помощью можно управлять камерой — двигать во все стороны, приближать-отдалять и так далее. Изображение будет четкое, со звуком, в формате DVD. Наблюдать будете тоже через Интернет.

— Я могу и не приходить на объект?

— Можете наблюдать откуда угодно, хоть из родного дома, если есть достаточно мощный компьютер с доступом в глобальную Сеть и со всеми софтами для просмотра видеоматериалов.

— Класс! — искренне восхитился Алексей.— Кстати, а вы планируете свою учебную катастрофу случайно не в нашем бизнес-центре? — поинтересовался Струйский.

— Вообще-то хотим здесь. Этот объект у нас самый... — у Алексея чуть не вырвалось слово «проблемный», но он вовремя прикусил язык и произнес другое: — ответственный. Да и недавно здесь была авария. Сам Бог велел немножко потренировать местную команду.

— Алексей Владимирович, голубчик...

— Можно просто Алексей.

— Алексей, не могли бы вы перенести свои испытания на какой-нибудь другой, как вы сказали, «объект». В этом случае я даже не возьму с «Управсервиса» денег, точнее, оплатите наши услуги по себестоимости. Ну что, договорились?

— Без проблем! У нас пять бизнес-центров, проведем действо в каком-нибудь другом. Только вы зря беспокоитесь. Все под контролем, и до повреждения инженерного оборудования дело не дойдет. Мы планируем аварийную ситуацию, но не аварию.

— Я вам верю. Но от той недавней аварии у меня сохранились самые неприятные воспоминания. Лучше я оплачу свое драгоценное спокойствие. К тому же... Как бы вам сказать... Не очень я доверяю этим коммунальным инженерным системам.

— И правильно делаете, — улыбнувшись, полушепотом произнес Алексей. — Но это между нами. После консультаций со Струйским Алексей с восторгом сообщил Андронову, что шоу можно посмотреть даже в домашних условиях.

К изумлению Алексея, Феликс Лаврентьевич отнесся к его задумке положительно. Как человек военный, точнее, милицейский, он любил всякого рода учения и смотры. Особенно те, которые можно проводить не выходя из дома (он сразу поставил условие организовать наблюдательный пункт у него в квартире, не забыв напомнить Алексею про обещанную бутылку коньяка). При более детальном обсуждении мероприятия Феликс Лаврентьевич сразу включил свой профессионализм:

— Нам понадобится лишь один агент. И это хорошо. Чем меньше народу посвящено в курс дела, тем лучше. Я завербую охранника, он обеспечит секретность при монтаже веб-камеры, а в день учений повернет нужную задвижку и будет держать язык за зубами.

— И по нашему сигналу откроет ее, когда игра будет закончена.  

В пятницу, за день до намеченного «катастроф-шоу», Алексей проводил планерку и как бы между делом спросил Водогреева:

— Кстати, Юра, мы уж две недели как утвердили инструкции по обеспечению безаварийной эксплуатации. Ты их внедрил в массы?

— Еще как внедрил!

— Сделал все как полагается? Провел занятия?

— А как же! А чего ты спрашиваешь?

— Да так. Нахлынули неприятные воспоминания о недавнем теплофикационном наводнении.— Да брось ты! Как говорится, забей и залей! Кстати, мы с мужиками в субботу на целый день собираемся в баню. Попьем пивка с водочкой. Присоединяйся!

— Я бы с удовольствием, Юра. Спасибо за приглашение, — произнес Алексей, еле сдерживая садистскую улыбку. — Но меня позвал один уважаемый человек на рюмку коньяку.

— Понятно. Водка и пиво коньяку не конкуренты.

«Какой же кайф я ему поломаю! — жалел Алексей своего подчиненного. — Он будет посреди ночи извлечен из постели разомлевший, отяжелевший и экстремально протрезвевший. Бедный Юрик! Впрочем, если он и вправду натаскал своих сантехников действовать по инструкции (но это вряд ли), то я ему потом дам отгул и в этот день буду лично исполнять обязанности главного энергетика». 

В качестве пилотного объекта был избран бизнес-центр №1, где незадолго до прихода Алексея в «Управсервис» произошла авария. Тогда городская котельная прекратила подачу тепла, свои сантехники вовремя не слили замерзающую воду, и она разорвала все трубы и радиаторы. По словам предшественника Алексея, новую систему отопления сколотили на скорую руку. «Аварийная ситуация лишний раз напомнит Водогрееву об этом проблемном участке. Заставит его активнее шевелиться, приводить оборудование в порядок», — рассуждал Алексей.

Поздним субботним вечером Алексей пришел в гости к Андронову с двумя бутылками коньяка (с одной — в пакете и второй — во внутреннем кармане куртки) и своим ноутбуком. Он помнил слова первого прораба: «Пошли дурака за бутылкой, он и принесет одну». Стол гостеприимного хозяина был уставлен закуской. Он расщедрился и выставил собственную бутылку коньяка. «Ночь обещает быть в два, а то и три раза приятнее», — подумал Алексей, а вслух произнес:

— Как здорово! Будто встречаем Старый Новый год.

В эту ночь на объекте дежурил странный сантехник. Он имел привычку при первой возможности погружаться в сон. Придет на работу и, пока ему не дадут задания, спит. Его вызовут на объект, он сходит, вернется в бытовку — и снова спит. В обеденный перерыв по возвращении из столовой опять спит. И так целый день. Сослуживцы сначала нарекли его СОН-техником, затем дали ему более грубое прозвище — Засныха. Ночное дежурство Засныхи всегда вызывало у руководства головную боль. Несколько раз он просыпал время регистрации показаний приборов в теплоцентре, был замечен, оштрафован.

— Если проспишь аварию, то мало не покажется, — предупреждал его Водогреев.

На день рождения Засныхи сотрудники скинулись и подарили ему маленький карманный будильник с пронзительным звуком. Ночное дежурство Засныха обычно проводил в теплоцентре. Рядом с приборами он сооружал себе кровать из трех стульев, ставил будильник на очередное время регистрации и безмятежно храпел под завывание тепловых труб. Со звоном будильника пробуждался, открывал один глаз, наводил его на приборы, переписывал цифры, ставил свою подпись, лениво поднимался, походкой лунатика добирался до водомерного узла, заполнял журнал, возвращался в теплоцентр, укладывался на стулья и мгновенно засыпал, не успевая положить ручку на стол. Через два часа снова звонил будильник, и процедура повторялась. В полночь этот процесс с интересом наблюдали через дисплей компьютера главный инженер и зам. генерального директора по безопасности. Как только СОН-техник после снятия показаний приборов погрузился в свое любимое состояние, по сигналу Андронова в теплоцентр вошел завербованный им охранник Митрич с мобильным телефоном, приложенным к уху. Он улыбнулся в сторону веб-камеры, помахал начальству ручкой, а Алексей по мобильному объяснил, где находятся нужные задвижки. Митрич закрутил одну до упора, открутил другую, бросил сочувственный взгляд на невозмутимо сопящего Засныху и удалился. Час спустя второй дежурный охранник Гена пожаловался Митричу:

— Что-то мне зябко. Ты не чувствуешь, что похолодало?

— Не-а, — ответил Митрич, который начал мерзнуть еще раньше. — Не бери в голову, давай лучше перекинемся в «очко».

Гена жаловался еще дважды. Сначала Митрич отвечал, что его просто знобит, потом заметил, что это от недостатка движения. На третий раз Гена не выдержал, вышел из охранной каморки в холл, дошел до ближайшего радиатора отопления и закричал:

— Митрич, блин! Батареи холодные!

— Ну и хрен с ними! Подумаешь, отключили на часок-другой.

— А может, что-то серьезное? Пойду в теплоцентр, разбужу Засныху.

— Сам проснется. У него есть график снятия показаний, — Митрич взглянул на часы. 

— Через полчаса посмотрит на приборы и разберется. В два часа ночи Алексей и Феликс Лаврентьевич вздрогнули. Их двоих, несколько осовевших от выпитой бутылки коньяка, вывел из полудремы пронзительный звук Засныхиного будильника. Оба с интересом прильнули к дисплею. Сантехник нажал на кнопку будильника, зевнул, поежился, видимо от холода, приподнялся, открыл глаз и взглянул на приборы. Поднял с пола ручку, что-то записал в журнал, потом вдруг пристально вгляделся в свою запись, тут же взглянул на приборы, потом опять на запись, резким движением ее зачеркнул, выругался матом, потом вновь воззрился на приборы, еще раз выругался матом...

— Вот техника! — причмокнул Андронов. — Отчетливо слышно каждое слово. Не то что наши дрянные черно-белые и беззвучные камеры наблюдения.

Засныха заметался как птенчик в силках. Несколько раз хватался за трубку местного телефона, потом за городской. Затем бросался к приборам в надежде, что показания их изменятся к лучшему. В конце концов набрал номер охраны и заорал дурным голосом:

— Гена! Митрич! Кто-нибудь! Идите сюда!

— Куда? — спокойно спросил Митрич.

— Да в теплоцентр, боже мой! Скорее!

— А откуда я знаю, что ты в теплоцентре? Побежал Гена, как более молодой. Митрич остался на месте.

— Ну, дружок, у тебя есть шанс, — обратился к Засныхе невидимый им главный инженер и навел камеру на стену со стареньким плексигласовым держателем для бумаги. Там безмятежно покоился документ под названием «Инструкция по обеспечению безаварийной эксплуатации объекта №1 ЗАО “Управсервис”».

— Чего случилось? — спросил Засныху вбежавший Гена. 

— Говорил Митричу, что батареи холодные, а он заладил: знобит, знобит.

— Давление низкое! Температура упала! — плачущим голосом причитал Засныха и щелкал пальцем по приборам в надежде «оживить» их. 

— Вижу, не дурак, — сказал Гена, с интересом посмотрев на манометр и термометр. — А че делать-то?

— Ну почему я?! Почему я, Боже мой?!!! — причитал сантехник.

— Что значит «ты»?

— Ну почему в момент аварии дежурю я?!!!

— Хватит выть! Давай, шевели извилинами и соображай, чего надо делать.

— Много чего! Сливать воду, звонить начальству...

— Ну так сливай. Или звони. Нет, лучше позвоню я. Где у меня был записан мобильник Андронова?..

— Только не это!!! — совсем уж дурным голосом завопил Засныха. — После аварии на пятом объекте нам тут такой разгон устроили. Сказали, если Андронов узнает об аварии раньше Водогреева и Новикова, то нам всем кирдык!

— Ладно, не буду.

Вдруг Засныха стукнул себя по лбу:

— Е-мое, я еще должен записать показания в водомерном узле.

— А тебе не кажется, что сейчас не до этого?

— Нет, что ты! Вдруг придется вызывать начальство, оно увидит, что там нет записей, и вставит мне по первое число. Ты посиди здесь, ладно? Я сбегаю. Я быстро! Господи! Почему я?! Ну почему я?!!!Засныхи не было минут десять.

— И кто его только учил?! — злился Алексей. Комментарий Феликса Лаврентьевича тоже не отличался добродушием:

— Его спасло то, что мы выпили коньяку и расслабились. Иначе я бы не поленился туда приехать, взять непосредственных начальничков этого работничка за шкирятник и посадить на пятнадцать суток в СИЗО, в общую камеру к матерым уголовничкам. После выхода оттуда стали бы лучшими работниками, ударниками коммунистического труда, передовиками производства. Тюрьма — это лучшая школа. Если, конечно, сидеть недолго.

— Лаврентьич, смотрите! — воскликнул Алексей. — Неужели произойдет чудо?!

В это время Гена, который со скучающим видом прогуливался по теплоцентру и глазел по сторонам, остановил свой взор на инструкции. Андронов и Алексей застыли. Однако охранник посмотрел на нее и вернулся к столу. Гена и впрямь заинтересовался инструкцией. Вспомнил, как недавно что-то такое подписывал. Но та бумага касалась аварийных ситуаций, а здесь написано «Инструкция по обеспечению БЕЗаварийной эксплуатации». Мужская логика подсказала Гене, что этот документ их горю не поможет. Прибежал Засныха, кинулся к приборам, снова постучал по ним пальцем. Безнадежно.

— Надо вызывать начальство, — вздохнул он и взглянул на Гену в надежде на то, что он подскажет какое-то чудесное, спасительное решение.

— Мне-то что! — словно угадал его мысль Гена. — Звони давай.  Начали искать номер телефона Водогреева. Засныха забегал вокруг стола:

— Е-мое! Были тут листики... На одном — домашний номер Водогреева, на другом — его мобильный. Но начальство велело эти клочки выбросить. Сказали, что все необходимое теперь написано в одном документе... А где этот документ — ума не приложу. Господи! Почему я?! Ну почему я?!!!

— Пойду схожу к Митричу, у него уж точно все есть, — сообразил Гена и направился к выходу.— Куда?! Стой?! Подожди! Не бросай меня!!! — завопил сантехник и увязался за охранником.

— Ну куда же вы?! — воскликнул Алексей. — Есть же местный телефон! Ну будьте чуть хладнокровнее!

— Леша, ты переживаешь за подчиненных с азартом футбольного болельщика, — заметил Андронов. — Я обещал вам шоу. Судя по моим эмоциям, оно получилось не хуже футбольного матча, — ответил Алексей и тут же спросил: 

— А вы-то удовольствие получаете?

— Еще бы! Не оторваться! — произнес Андронов. — Это действительно как футбол. В исполнении сборной России. Знаем, что наши играют хреново, а все равно переживаем за них.

— От их игры вроде никакого удовлетворения, а каждый новый матч ждем не дождемся, — согласился Алексей.

— Я вот смотрю на это безобразие и понимаю, что между российскими футболистами и сантехниками есть что-то общее, — высказался Андронов и предложил: 

— Пока они не вернулись, давай хлопнем по рюмочке за чудо, которое мы вечно ожидаем от тех и других. А в это время на вахте охранники уговаривали Засныху лично позвонить Водогрееву.

— Дурья твоя башка! — убежденно говорил Гена. — Если Водогреев узнает об аварии не от тебя, а от охраны, он тебя сожрет с потрохами.

— И так сожрет, — обреченным голосом проговорил Засныха.

— Ну хоть потроха останутся! Остальное возродишь, как Феникс из пепла, — хохотнул Митрич.

Засныха раз пять пропел свою любимую песню «Господи! Почему я?! Ну почему я?!!!» и набрал номер Водогреева. Перепуганный сантехник излагал факты крайне сбивчиво, а распаренный снаружи и проспиртованный изнутри Водогреев вникал в суть событий тоже не с космической скоростью. Диалог, который должен длиться максимум секунд тридцать, растянулся почти на четверть часа. Главный энергетик явился через двадцать минут.

— Ну и вид! — сказал Феликс Лаврентьевич. — Из какого леса наш Юрий Николаич изволил выйти? Алексею Водогреев напомнил Остапа Бендера. Только вот чем? Разумеется, не выражением лица. Алексей вгляделся в дисплей и догадался: кепкой и шарфом. На голове Юры полулежал каракулевый картуз, который у нас окрестили «жириновкой», хотя такие головные уборы носили на Руси задолго до рождения Владимира Вольфовича. Могучая шея главного энергетика была обмотана шарфом, мощный торс облачен в дубленку прямо поверх майки. Юра подошел к приборам и с минуту-другую пялился на них, ритмично покачиваясь. Затем грозно выпустил заряд убойных матерных слов вместе с сильной струей выдыхаемого воздуха.

«Представляю, какой там разнесся аромат. Стоит только щелкнуть зажигалкой, как тут же вспыхнет весь теплоцентр», — подумал Алексей, но вслух свою мысль не высказал. Затем Водогреев повернулся к ни живому ни мертвому от страха Засныхе, посмотрел на него в упор и спросил:

— А что там в «Теплокотлоресурсе»?

— Не знаю! — дрожащим голосом ответил сантехник.

— Ты че, не звонил в котельную?!!! — пробасил Водогреев.

— Не-а. А че, надо было?

— Ты дебил или прикидываешься? — проревел главный энергетик. 

— Ладно. Некогда обсуждать твой умственный потенциал. Быстро звони в котельную!

— Кажется, в Водогрееве просыпается профессионал, — прокомментировал его действия Алексей. — По крайней мере первым пунктом в инструкции по обеспечению безаварийной эксплуатации (1) стоит звонок оператору котельной. Но почему же профессионализм не проявляется у сантехника?Феликс Лаврентьевич в ответ расхохотался:

— Сантехник и профессионал? Ха-ха-ха! Ну ты, Леха, и сказанул! Эти понятия настолько несовместимы друг с другом!

— Ну не скажите! Я знаю даже очень квалифицированных представителей этой профессии, — даже с некоторой обидой произнес Алексей, но продолжать дискуссию было некогда: требовалось следить за событиями.

Сантехник подбежал к трубке и вдруг растерянно остановился. Нужный номер был записан на каком-то клочке бумаги, который велели выкинуть. Недавно, с вводом в действие новой «Инструкции по обеспечению безаварийной эксплуатации объекта №1 ЗАО “Управсервис”», сам главный инженер распорядился разместить в этом документе всю необходимую оперативную информацию, а столы очистить. Но про нее Засныха не помнил. А, может, и не знал. Видимо, проспал момент ознакомления с ней. Видя беспомощность сантехника, Водогреев выдал ему номер котельной по памяти. Тот дозвонился, Юра вырвал из его рук трубку:

— Ну че там у вас?.. Как ниче?.. А у нас давление почти на нуле... А у вас все «в шоколаде»? Хорошо вам. Главный энергетик повесил трубку и снова повернулся лицом к сантехнику:

— Ну че уставился?! У них все в порядке! Неисправность, блин, У НАС. Ну-ка быстро пшел выяснять причину аварии! Сантехник стоял на месте. Но увидев, как наливаются кровью и без того не белоснежные глазные белки главного энергетика, он еле слышно произнес:

 — Куда идти-то?

— По всей системе теплоснабжения! Иди и ищи, где прорвало! Не то пойдешь туда, откуда не найдешь дорогу назад!З

асныха ушел с тихими причитаниями «Господи! Почему я?! Ну почему я?!!!», а Водогреев снял картуз, почесал затылок, взглянул на охранника Гену и задал риторический вопрос:

— А почему обязательно у нас? Ведь кроме котельной есть еще теплосети, так?

— Наверное так, — поддержал разговор Гена. — Вам виднее.

Водогреев позвонил в диспетчерскую «Теплокотлоресурса» и выяснил, что никаких аварий на теплосетях сегодня ночью не зафиксировано. Он усадил свое могучее тело на стол, поболтал ногами и произнес:

— Видимо, надо сливать воду. Слышь, как тебя звать?..

— Гена.

— Слышь, Гена, не в службу, а в дружбу: сходи найди этого деятеля и верни сюда. А я пока соображу, как организовать слив. Это у нас первый объект... М-м... Мы же недавно смонтировали здесь новую систему теплоснабжения из всякого металлолома...

Алексей срочно набрал телефон Митрича:

— Боевая тревога! Слушай меня внимательно... Он проинструктировал охранника, как предотвратить слив, чтобы Водогреев, Засныха и Гена ни о чем не догадались. Митрич позвонил по мобильному Гене, велел быстро идти на пост, а сам побежал в теплоцентр, где выпалил Водогрееву и Засныхе:

— Мужики, тут за два квартала отсюда что-то из-под земли течет. И пар валит. Сходите посмотрите. Может, это и есть наша авария?

— Вряд ли, — вяло отреагировал Водогреев. — В диспетчерской «Теплокотлоресурса» сказали, что аварий на сетях не зафиксировано.

— Ну мне только что звонил охранник из соседнего бизнес-центра, — ответил Митрич и добавил: — Может, они еще об этой аварии не знают?

— Всякое бывает, — зевнул Юра. Потом взглянул на термометр и, кивнув Засныхе, проговорил: — Ладно, слить мы еще успеем. Пойдем, глянем. Главный энергетик и дежурный сантехник удалились, а Митрич крутанул задвижки обратно. Профессионалы инженерных систем вернулись минут через сорок. Юра поглядывал на охранника с укоризной:

— Брехун твой коллега из соседнего бизнес-центра! Никакой аварии на сети нету. Все облазили, все посмотрели, вляпались в собачье дерьмо, а подземного фонтана так и не увидели.

— Не увидели, — дрожащим голосом подтвердил Засныха.— А у меня, кажется, хорошая новость, — улыбнулся Митрич и кивнул на манометр: — Смотрите.

Юра взглянул на стрелку манометра, потом заморгал глазами, на всякий случай ущипнул себя за руку и с бессмысленной улыбкой изрек:

— О! Неужели «тепленькая пошла»?

С четверть часа троица завороженно глядела на стрелку манометра с видом влюбленных, встречающих восход солнца, или японцев, любующихся цветением сакуры. Первым вышел из медитативного состояния Водогреев. Он потянулся, зевнул и проговорил:

— Как старший по должности, я принимаю решение.

— Чаще бы от вас, начальничков, это слышать, — прокомментировал его слова Алексей.

— Мы пока ничего не сливаем, а только наблюдаем за манометром и термометром, — продолжал Юра. — Ждем два часа. Если установится стабильное нормальное давление и температура, то считаем, что буря прошла стороной, расходимся по домам и забываем эту аварию как кошмарный сон.

Последнее слово главный энергетик произнес с особым чувством. Затем хозяйски поправил Засныхину «кровать» и погрузил на нее свое тело. Устроившись поудобнее, исподлобья взглянул на дежурного сантехника и приказал:— Заводи свой знаменитый будильник. Чтоб через два часа прозвенел! У меня разболелась башка, я вздремну. А ты глаз не спускай с манометра! Понял, «спящий красавец»? Буди меня только в том случае, если давление и температура опять резко пойдут вниз. Юра повернулся на бок, уткнулся лицом в спинку стула и в мгновение ока захрапел.

— Да уж, — произнес Алексей. — Юрочка тут предстал во всей своей красе. Думаю, не следует разглашать тайну о том, что аварийная ситуация была учебной. Если он даже краем глаза увидит эту видеозапись, то сразу отметелит меня своими кулачищами и только потом вспомнит, что я его начальник.

— Не боись, Леха! Служба безопасности тебя защитит! — подбодрил его Андронов. — Приставим к тебе двух телохранителей — Митрича и Гену. Алексей предложил Феликсу Лаврентьевичу закругляться. По его мнению, шоу закончилось, больше ничего интересного не произойдет. Водогреев проснется, убедится, что давление нормальное, и пойдет себе домой. Может, по дороге завернет в ближайший круглосуточный магазин за пивком на опохмелку. Но Алексей ошибался...Через два с половиной часа его разбудил звонок по мобильному телефону:

— Леха, привет. Это Юра Водогреев. Извини, что разбудил. Тут у нас произошла маленькая авария...

— Какая авария?! — Алексей спросонья не сообразил, в чем дело, и забеспокоился совершенно искренне.

— В системе теплоснабжения. На первом объекте... Услышав номер объекта, Алексей немного успокоился. Юра продолжал: — Так, ничего особенного. Упало давление. Но мы его подняли общими усилиями... Чего ты ржешь? Авария все-таки.

— Да так. Смешной сон приснился. Но теперь на объекте все в порядке?

— Все в ажуре! Давление... как у космонавтов.

— Ну слава Богу. В понедельник это дело обсудим. Собери всех ликвидаторов аварии и... Раз там что-то было с давлением, то не забудь сделать копию соответствующих записей в регистрационном журнале. Голос Водогреева погрустнел:

— А может, не надо, Леха?

— Чего не надо?

— Обсуждать. Мы все ликвидировали, чего тут жевать сопли? Между прочим, я мог тебе и не говорить. Но в прошлый раз ты обиделся. Называл себя обманутым мужем. Вот я и докладываю, чтобы мой начальник не чувствовал себя неловко. А ты, неблагодарный, на ковер нас вызываешь.

— Разбор полета — это святое, Юра.    

Перед «святым делом» Алексей освежил в памяти самые трогательные видеокадры аварии и встретил ее героев во всеоружии. — Итак, господин Водогреев, — начал Алексей, — ты говоришь, что на первом объекте предотвратили аварию?

— Ага.

— И каковы причины аварийной ситуации?

— А хрен ее знает, — отмахнулся Юра.

— Значит, причину падения давления не установили. Идем дальше...

— Слушай, Леха, что ты от нас хочешь? — озлобился Водогреев. — Дело свое мы сделали...

— Меня интересует, КАК вы его сделали. Кто тебя знает, может, ты все придумал, и никакой аварии не было...

— Ну ты вообще охренел! — взвился Юра. — Да меня в четыре часа ночи вытащили из постели!

— В четыре, говоришь? Отлично! — произнес Алексей и показал копию регистрационного журнала. — А падение давления зафиксировано в два часа. И где ты был раньше? Что творилось на объекте с двух до четырех?

— В это время ситуацию контролировал дежурный сантехник, — ответил Юра и посмотрел на Засныху испепеляющим взором. Алексей повернулся к несчастному сантехнику:

— Ну дружище, рассказывай, как ты контролировал ситуацию.— Да я это...— Что ты делал, как только зафиксировал падение давления и температуры?

— Ну... это... Позвал охрану!

— Замечательно! — воскликнул Алексей. — Чтобы она грудью заслонила драгоценного сантехника от смертоносных струй теплофикационной воды, так?

— Засныха потупил взор. — А что ты, господин дежурный сантехник, ДОЛЖЕН был делать?

— Ну... это... Принимать меры...

— И что ты там такое принял? — Засныха задрожал, а Алексей обратился ко всем присутствующим: — Господа, кто мне ответит, каким документом нужно руководствоваться в аварийной ситуации?

— Инструкцией по обеспечению безаварийной эксплуатации объекта номер один ЗАО «Управсервис» — выпалил Юра Водогреев. — Кто ее читал? — спросил Алексей и тут же понял, что более бессмысленного вопроса он задать не мог.

— Я ее писал! — ответил Юра.

— На хрена?!!! — спросил Алексей, а Юра вспомнил, что эти слова от главного инженера он уже когда-то слышал. Тот словно угадал Юрины мысли: — Ну-ка ответь, когда я тебе задавал точно такой же вопрос? Не можешь? Так я напомню. Когда речь шла о контроле за параметрами инженерных систем дежурными сантехниками. Сейчас мы обсуждаем почти ту же самую проблему. Алексей повернулся к Засныхе и спросил его:

— Где ты можешь взять и прочитать инструкцию, о которой только что говорил Юрий Николаевич? Молчишь? Словно набрал в рот теплофикационной воды. На вот, смотри. Алексей извлек распечатку видеокадра с изображением плексигласового держателя для документов и вложенной туда инструкции. Ее название было хорошо видно.

— Узнаешь свой родной теплоцентр?

— Ну да. Распечатка пошла по кругу. Как только она дошла до охранника Гены, тот хлопнул себя по лбу, но ничего не сказал. Алексей продолжил допрос Засныхи:

— И почему же ты в аварийной ситуации не воспользовался ей в качестве руководства к действию?

— В экстремальной ситуации не до бумажек, — вступился за сантехника Юра.

— Этот деятель именно в экстремальной ситуации целых два часа валял дурака. За это время можно было не только прочесть инструкцию, но и выучить ее наизусть. Кстати, хорошая мысль. Я перед тобой, Водогреев, поставил слишком абстрактную задачу: внедрить инструкцию в практику. Ты плохо понял, что это значит. Теперь я ее конкретизирую. Все работники, которые отвечают за эксплуатацию инженерных систем, должны знать положения инструкций, касающиеся их объектов, НАИЗУСТЬ. У электрика должен отскакивать от зубов порядок действий при аварии в системах электроснабжения, вентиляции и кондиционирования, у сантехников — при аварии в системах водоснабжения, канализации, отопления и вентиляции. Я оставляю за собой право экзаменовать всех рабочих и инженеров, которые попадутся мне на глаза. Не умеете прочитать информацию на бумаге — будете держать ее в голове. Тот, кто не выдерживает экзамен, автоматически направляется на переаттестацию. Кстати, дружок, — обратился он к Засныхе, — у тебя какой рабочий разряд?

— Четвертый.

— Ни фига себе! Да ты не тянешь даже на первый, который присваивают пэтэушнику с момента зачисления в училище. Водогреев! Этого работничка — немедленно на переаттестацию! Пусть подтвердит свой разряд! Алексей обвел публику недобрым взглядом и продолжил:

— Это первое. Теперь второе. Люди должны не только ЗНАТЬ, как себя вести в аварийной ситуации, но и УМЕТЬ это делать. Ты, Водогреев, отработаешь с персоналом всех объектов порядок действий при авариях. И это я тоже буду проверять. Здесь я наделяю себя правом на применение метода провокации. Создам учебную аварийную ситуацию и буду с инструкцией в руках взирать на жалкие потуги твоих, Юра, подчиненных.

— «Это же не наш метод», — попытался пошутить Водогреев цитатой из известного фильма. Но главный инженер оставался серьезным:

— А раздолбайство на производстве — это по-нашему? Беспечность и разгильдяйство тоже, между прочим, провокация. Провокация аварий. Так что подобное будем лечить подобным.

Алексей еще немного постращал подчиненных и отпустил их. При этом не забыл с помощью Светочки оформить решения совещания специальным протоколом, который подписал он сам и главный энергетик Водогреев. 

* * * 

На каждое последующее совещание по делу о туалетной бумаге следственная группа приходила все менее охотно. Люди старались отвертеться от этих «сортирных посиделок» под любым предлогом. В конце концов, общество взбунтовалось. Первым ступил на «революционную трибуну» управляющий третьего объекта Ваня Заваль. Он подошел к доске, стоящей в углу конференц-зала, взял фломастер и крупно изобразил два нуля.

— Вы думаете, я нарисовал символ туалетов, которым посвящены наши бестолковые заседания? Отнюдь нет! Это настоящие, подлинные цифры! Столько нулей стоит после запятой в цифре, показывающей процент наших потерь туалетной бумаги от выручки! — Заваль дописал оставшиеся цифры и получилось такое число: 0,001 %.

— Вы у себя на третьем объекте от перерасхода туалетной бумаги теряете всего тысячную процента?! — воскликнул Команданте Санчо. — Тогда чего мы здесь делаем? Пойдемте по домам... в смысле, по рабочим местам.

Участники совещания захохотали и загалдели. Алексей напрягся:

— Ты все сказал, Санчо?

— Пока все, — ответил Команданте и приосанился.— Теперь моя очередь аргументировать свою позицию, — сухо сказал Алексей. — Вы думаете, что здесь мы зря тратим время? Позвольте кое о чем напомнить. Во-первых, именно на «туалетных посиделках» мы вспомнили о технологических картах уборки и улучшили контроль за процессом клининга. Уборщицы выполняют свою работу с более высоким качеством, что отмечают и арендаторы. Да, Васильич?

— Да. Клиенты говорят, что в офисах им легче дышится, — подтвердил Половицын.

— Во-вторых... Не удержусь и проиллюстрирую свои слова примером из мировой философии. Второй закон диалектики, сформулированный еще Гегелем, говорит о том, что количественные изменения переходят в коренные качественные и обратно. Это произошло и у нас. Повысили качество уборки и заодно улучшили учет расходных материалов, что привело к снижению потребности в дезинфицирующих, моющих и чистящих средствах. Да, Аркаша?

— Затраты на расходные материалы снизились, — кивнул Аркаша Магарыч.

— И экономия этих материалов составила несколько бόльшую цифру, чем та, с двумя нулями после запятой, — язвительно заметил Алексей, кивнув в сторону Вани Заваля. — В четвертых, мы внедрили систему учета посещений в туалетах, а это позволило нам улучшить планирование мероприятий, в частности, точнее определять периодичность замены оборудования в различных санузлах.

— И укрепить взаимопонимание между различными подразделениями нашего предприятия, — неожиданно для многих поддержал Алексея Половицын.

— Я тебя не узнаю, Васильич, — шепнул ему Санчо. — Все время катил бочку на Новикова, теперь его хвалишь.

— А я всегда одобрю дельное нововведение, — таким же шепотом ответил ему Половицын. — В моем возрасте, Санчо, надо уже думать не о гоноре и понте, а об экономии сил. Поэтому я всегда двумя руками и ногами за решение, которое облегчает мне жизнь и труд.

Алексей тем временем продолжал:

— Наши «туалетно-бумажные посиделки» дали дорогу в «Управсервис» такому важному управленческому инструменту, как статистика. Многие люди, может быть, даже кто-то из вас, считает ее второй наглой ложью после рекламы. Но это неверная точка зрения, отражающая российскую специфику отношения к делу — в нашей стране привыкли не столько решать задачи, сколько подгонять решение под заранее заданный и удобный ответ. Поэтому и статистика у нас лукавая. А, например, американцы просто помешаны на статистике. Они подсчитывают и анализируют все что можно. Поэтому создали такую цивилизацию, которая нам и не снилась. Кстати, о цивилизации. Как говорил мой первый прораб (в моей интерпретации), лучший индикатор цивилизации — это сортир. Чем чище и комфортабельнее туалет, тем выше уровень развития цивилизации. Кто мне подскажет, где самые чистые и удобные санузлы?

— В Японии, — сказал Феликс Лаврентьевич.

— Думаю, комментарии излишни, — продолжал Алексей. — Замечу только, что японцы ведут статистический учет даже тщательнее и скрупулезнее американцев. Они уже более полувека перенимают у Америки технологии и доводят их до совершенства.

— Нам все равно до них как до Луны, — вставил слово Санчо.

— Пока да, — согласился Алексей. — Однако, Санчо, прости меня за пафос, но лично я собираюсь дожить до тех времен, когда уровень культуры быта и технической эксплуатации зданий в России можно будет сравнить с западноевропейским, американским и японским. А теперь, господа, замечу, что на данном совещании я собирался поднять еще одну проблему. Но если вы считаете нашу работу пустой тратой времени, то я готов по вашему предложению распустить следственную группу и боль

СистемаСотрудников на Restate: 1 ул. Оптиков, д. 4, кор. 2, офис 310 Санкт-Петербург,

ул. Заставская, д. 31, корпус 2 196084 Санкт-Петербург,

По собственной информации. Гиперссылка на Restate.ru обязательна.

Нашли ошибку или неточность? Нажмите CTRL и ENTER и расскажите нам про это  
Также по теме
     
     
Комментарии с форума
Комментариев пока нет

Ваш комментарий

Имя

Сообщение

 

Отправить      Нажимая "Отправить", я соглашаюсь с правилами размещения комментариев
Зарегистрируйтесь или войдите через Вконтакте или Facebook, чтобы следить за ответами на свои комментарии.

Ваш комментарий

Индексы рынка недвижимости Санкт-Петербурга
Поиск на карте

Ищите объявления рядом с работой, парком или родными

Найти на карте
Новости и аналитика рынков
24 июня Топ-5 стереотипов об аренде жилья в России, в которые многие все еще верят

21 июня Сбербанк и Минфин обсуждают вопросы льготной ипотеки в 6%

21 июня В Москве начали выдавать разрешения на достройку жилья по старой схеме ДДУ

21 июня Владимир Путин: «Через 2-3 года система строительства жилья в России станет «цивилизованной»

20 июня Путин: Проблема нехватки «социалки» обострится в связи с переходом на эскроу

19 июня Премьер Медведев напомнил о необходимости снижения ипотечных ставок

18 июня Минстрой: Ветхое жилье не будут расселять, если оно не является аварийным

17 июня Мосгосстройнадзор в течение недели будет проверять ход строительства объектов реновации

17 июня Российские банки начали уменьшать проценты по ипотеке после снижения ставки Центробанка

17 июня Невскую губу Васильевского острова будут намывать еще 7 лет

17 июня Дома-памятники в центре Петербурга «помогут» отреставрировать туристы

14 июня Обновленный Василеостровский рынок начал работать в тестовом режиме

13 июня Мутко: Темпы ввода жилья в четырех регионах России сильно отстают

13 июня «Социалку» за Urban Group обещают построить до конца 2022 года

11 июня Российские банки выдали рекордный по размеру ипотечный кредит в 2,55 млн рублей

11 июня Отчаявшиеся дольщики ЖК «Ижора Парк» объявили голодовку

11 июня В продаже появились квартиры в ЖК

11 июня В ЖК «Прибалтийский» осталось достроить последний корпус

10 июня Итоги ПМЭФ-2019: Петербург рассчитывает на инвестиции в размере 182,4 млрд рублей

6 июня Патриарх Кирилл: РПЦ строит в среднем по три храма в сутки

Продайте или сдайте недвижимость
Добавьте объявление бесплатно
Разместить объявление
Сохранятся ли доступные цены на жилье без "долевки"?
© 2008-2019 Restate.ru При цитировании гиперссылка обязательна. Проект Интернет-издательства PDG
Наверх