259 490 объектов недвижимости Москвы и Санкт-Петербурга
Войти   0 + Подать объявление
 
19 апреля 2010, 16:17 2669

«Эксплуатация недвижимости. Часть 2. Быть Главным Инженером»: глава 2

Портал Restate публикует продолжение книги Евгения Якушина, посвященной теме эксплуатации коммерческой недвижимости. Вторая глава повествует о дальнейшем развитии событий в жизни Алексея, инженера по эксплуатации коммерческих объектов.

 Алексей пожал руку своему новому шефу и в прекрасном расположении духа направился в отдел кадров. Он намеревался посвятить свой первый день оформлению на работу. Нужно было проделать ряд бюрократических процедур — ознакомиться с инструкцией по технике безопасности, подписать договоры о материальной ответственности и т. д.

 

В приемной его поджидал Николай Александрович Прошин — теперь уже бывший главный инженер «Управсервиса». Алексей собирался принимать у него дела на следующий день. Он дружески хлопнул коллегу по плечу и улыбнулся:

— Увидимся завтра?!

— А смысл? — неожиданно ответил Прошин. У Алексея екнуло сердце от нехорошего предчувствия, которое тотчас же подтвердили слова собеседника:

— Я сегодня здесь последний день. Завтра уже работаю на новом месте и напрочь забываю «Управсервис» как кошмарный сон. Так что если у тебя имеются вопросы — задавай их сейчас. Я в твоем распоряжении до обеда. А потом, сам понимаешь, предстоит трогательная церемония прощания с покидаемым трудовым коллективом под выпивку и закуску.

«А глаза добрые-добрые!» — вспомнилась Алексею известная шутка из мрачного юмора. Первый вопрос нового главного инженера к старому был весьма традиционным:

— Что ж ты раньше молчал?

— А ты и не спрашивал, — ответил Прошин не менее традиционно. С логикой у него все было в порядке.

«Уже хорошо. Значит, не будет рассусоливать и выдаст нужную информацию оперативно», — подумал Алексей, который обладал счастливой способностью видеть светлую сторону в любой, даже самой сложной ситуации. В его голове моментально прокрутился алгоритм действий в виде вопросов-ответов: «Сколько времени до обеда?» — «4 часа». — «Сколько объектов в ведении ”Управсервиса”»? — «5». — «Где они расположены?» — «Разбросаны по городу. Два здесь, в центре, один на правом берегу, еще два в левобережной части города». — «Можно их объехать за 4 часа?» — «Можно. 2,5 часа на разъезды, всего 1,5 часа на осмотр объектов, не более 15–20 минут на каждый».

— Едем по всем объектам! — почти приказал Алексей Прошину. 

— Долго не задерживаемся, с народом знакомиться некогда, показываешь мне только самые больные места, короче говоря, все то, где у нас «задница».

— Вся эксплуатация недвижимости — это одна большая и толстая задница, — заметил Прошин, открывая Алексею дверь своего автомобиля.

— Как ты, однако, любишь свою работу, — не удержался и съязвил Алексей.

— Люблю, но странною любовью! Если фортуна поворачивается к тебе задом, то у тебя больше шансов ухватить ее за хвост! — парировал Прошин. — Исходя из этого немудреного принципа я и выбрал профессию. И, как видишь, не прогадал. Инженер-строитель без куска хлеба не останется. Удел нашего брата — лишь направлять полет своей творческой мысли в сферу намазывания на хлеб насущный маслица и икорочки.

Отправляясь в поездку, Алексей немного опасался не успеть на все пять объектов «Управсервиса». Он испытывал легкое волнение, которое энергичного человека только тонизирует. Прошин не волновался вовсе, потому что ощущал себя одной ногой здесь, другой — на новом рабочем месте. Он отпускал от себя проблемы старой работы и еще не взвалил тяготы новой. Поэтому Прошин не спешил, не суетился, а действовал в оптимальном темпе. К удовлетворению Алексея, они даже опережали график поездки, который он только что прикинул в уме.

— Вот самая теплая геморройная шишка на нашей управсервисной... сам понимаешь, — указал Прошин на первое проблемное место. — Это система отопления объекта номер один. Зимой, в крещенские морозы, она, родимая, приказала долго жить и, в отличие от сына Божьего, уже никогда не воскреснет.

— Разморозилась, что ли? — догадался Алексей.

— Истину глаголешь, добрый человек. Одни греховодники из котельной по каким-то там причинам в двадцатиградусный мороз прекратили подачу теплофикационной воды, другие безбожники из аварийной службы вовремя не слили из системы остывающую воду. Она, брошенная на произвол судьбы, превратилась в лед, по неумолимым законам физики расширилась в объеме и разворотила на хрен трубы и радиаторы.

— И с тех пор здание не отапливается? — мрачно предположил Алексей.

— Ну почему же?! Здание было без тепла всего два месяца. Мы на скорую руку из имевшихся материалов смонтировали новую систему и подали отопление.

— Я его слепила из того, что было, а потом что было, то и полюбила, — пропел Алексей.

— Примерно так, — усмехнулся Прошин. — Хотя это произведение инженерного искусства, сколоченное, как говорят ученые-физики, из палочек, веревочек и слюны, любви недостойно. Не заслуживает этого светлого чувства также великий и ужасный поставщик теплоэнергии. Сам понимаешь, с монополистами всегда непросто. В общем, дыру залатали, а глубинная проблема осталась.

Следующую «геморройную шишку» Прошин окрестил самой холодной.— На втором объекте периодически отключают холодную воду. До сих пор не заключен договор на водоснабжение и водоотведение. Периодически нас навещают представители нашей замечательной водоснабжающей организации — «Горводресурса», перекрывают задвижку на водопроводе и вешают пломбу. Мы говорим им «до свиданья», машем вслед правой рукой, а левой в это время срываем пломбу и открываем задвижку. В следующий их приезд говорим, что так и было. Они поливают нас отборной бранью и грозятся отключить канализацию. Если в ближайшие дни ты не решишь эту проблему, то, чует мое сердце, они исполнят угрозу, и «Управсервис» вместе с клиентами данного объекта окажется кое в чем более зловонном, чем простой набор привычных матерных слов.

Картину на третьем объекте Прошин охарактеризовал так:

— Здесь, Леха, все почти наоборот. Холодной, а также мокрой и противной воды более чем достаточно. В дождливые дни безнадежно течет кровля. Мы пока действуем по старинке. Подставляем тазики и утешаем арендаторов плоскими шутками: дескать, снова вхолостую сработала суперчувствительная система автоматического пожаротушения.

При упоминании пожара Прошин глубоко вздохнул. Алексей понял причину его вздоха на следующем, четвертом объекте.

— Тут мы не можем придти к взаимопониманию с органами противопожарного надзора. В свое время, как только здание перешло в частные руки, его перепланировали, но этот проект не согласовали с пожарниками. Они, естественно, официально не приняли объект в эксплуатацию, но та, как ты понимаешь, идет полным ходом уже не один год. И разумеется, злые инспектора время от времени бестактно напоминают нам об этом упущении. Напоследок Прошин оставил проблему, порожденную, как он выразился, неуемной творческой фантазией советских архитекторов. Объект номер пять когда-то принадлежал Институту экспериментальной архитектуры. Это учреждение было призвано генерировать смелые градостроительные идеи. Институт просуществовал недолго, но успел оставить след, в частности, в виде здания, которое сотрудники спроектировали для себя, любимых. Построенное в конце 1950-х годов, оно представляло собой причудливую помесь стиля «модерн», конструктивизма à la Корбюзье и «сталинского ампира».

Вдохновленный недолгой творческой свободой, коллектив новаторов в ходе проектирования храма передовой архитектурной мысли руководствовался Бог весть чем, вплоть до проекта идеального города Леонардо да Винчи.

— В этом «теремке» полно инженерных находок, — говорил Алексею Прошин. — Чего стоят одни оконные проемы! Обеспечивают потрясающий теплообмен с окружающей средой. Зимой там такой холод — хоть полезай греться в холодильник. Летом же — русская парная и финская сауна вместе взятые. Вентиляции — почти никакой, отопление словно специально запроектировано для обогрева улицы. Вносим достойный клад в общемировое глобальное потепление. Да ты сам все увидишь! А можешь и порыться в бумагах — сохранилась кое-какая проектно-сметная документация. Эти энтузиасты от архитектуры пытались оптимизировать соотношение высоты окна, его ширины и толщины стены. При этом учитывали какие-то мистические пропорции, в том числе и «золотое сечение». Но в результате там возникли такие нагрузки и напряжения, что не выдерживает ни один стеклопакет. Их приходится менять прямо-таки с космической скоростью. Зуб даю, что при всей творческой одаренности эти вундеркинды от архитектуры не знали даже элементарных основ сопромата.  

Главные инженеры вернулись в офис точно к обеду. Прошин сразу побежал в конференц-зал, где секретарши выполняли последнее указание своего шефа — накрывали стол для его отвальной. Он не забыл пригласить и Алексея. Но при этом заметил:

— Правда, боюсь, тебе будет не до этого. Сегодня подходит срок сдачи плана мероприятий по объектам на следующий месяц. Не отправишь его гендиректору к пяти часам — твоя служба будет сидеть целый месяц без денег, и крутись как хочешь.

Алексею захотелось схватить собеседника за горло с гневным воплем: «Чего же ты, падла, раньше молчал?!» Однако он быстро понял, что скажи ему об этом Прошин в девять утра, ситуация бы не изменилась. В любом случае пришлось бы действовать по тому же плану: сначала пробежаться по объектам, потом разруливать все остальное. В офисе службы ремонта и эксплуатации Алексея ждали начальник этой службы и главный энергетик. По их мрачным лицам он понял, что этим людям пока тоже не до проводов бывшего главного инженера. Главным энергетиком был молодой парень Юра Водогреев. Алексей сразу обратился к нему на «ты». Должность начальника службы эксплуатации и ремонта занимал Александр Васильевич Половицын. Это был «тертый калач», которому перевалило за шестьдесят. В общении с ним Алексей перешел на «ты» немного погодя, но при этом уважительно звал его по отчеству. После краткой церемонии знакомства новый главный инженер сразу перешел к делу:

— По какой технологии вы создаете и отправляете месячный план мероприятий по объектам?

— Почти как в сказке «Трое из Простоквашино», — невесело ответил Половицын.— Сначала письмо родителям пишет мальчик, затем за него дописывает кот Матроскин, потом пес Шарик, — улыбнувшись, разъяснил Юра Водогреев.

— И в результате мамочка падает в обморок, узнав, что у ее сына повысилась лохматость, — предположил Алексей.

— Примерно так, — кивнул Половицын, затем усмехнулся в густой ус и добавил: — Бардак-с.

— И дурдом, — хихикнул Юра.

— Как много в этом звуке для сердца русского слилось! — задумчиво процитировал Алексей.

За семь лет трудовой деятельности он усвоил, что эти два полуругательных термина применяют практически к каждым компании, предприятию и учреждению, где кадровый костяк составляют россияне. Эти люди на словах дружно и со знанием дела критикуют существующие бесхозяйственность и нелогичность в управлении, а своими действиями неустанно усугубляют милый их сердцу хаос. Взглянув на объекты и пообщавшись с Прошиным, Алексей понял, что, к сожалению или к счастью, попал в привычную, до боли знакомую, родную стихию. Он чувствовал себя в ней как рыба в воде. Водичка, конечно, была мутноватой. И его, Алексея Новикова, профессиональные обязанности на девяносто процентов состояли в том, чтобы покусывать, а то и пожирать тех несознательных особей, которые мутят прозрачную среду обитания. Недолгие размышления Алексея прервал энергетик Юра:

— Мы, конечно, чуть более продвинуты, чем дядя Федор, кот и пес. У нас информация идет все-таки от нижестоящих к вышестоящим.

— Да вы прямо новаторы! — съязвил Алексей. — Ну ладно, шутки в сторону! Давайте посвящайте меня в таинство создания этого важного документа.

Как и в большинстве управляющих компаний, в «Управсервисе» работа над планом мероприятий начиналась с хаускиперов (1). Так называют менеджеров, которые отвечают за техническую эксплуатацию определенного объекта. В русском языке существует более привычное обозначение этой должности: комендант. Хаускипер излагал свои насущные потребности в различных ресурсах (материальных, финансовых, трудовых и т.д.) корявым языком и на скорую руку. На вдумчивое составление плана не хватало времени, сил и желания: кругом так много неотложных текущих дел! С этой писулькой комендант шел к управляющему — менеджеру, который работает с ним в тандеме и отвечает за финансовую и коммерческую деятельность по данному объекту. Тот отбрехивался, посылал коллегу подальше, затем с ворчанием соизволял прочитать комендантские каракули по диагонали, с умным видом чего-то добавить от себя, наконец, написать «Согласовано» и поставить свою подпись. С чувством глубокого облегчения каждый из пяти хаускиперов отправлял по электронной почте текст своего плана на компьютер главного инженера.

Следует отметить, что «Управсервис» был компанией продвинутой и проводил передовую кадровую политику. На руководящие должности брали исключительно людей с высшим образованием. Коменданты тоже имели вузовские дипломы. Это значит, что все они когда-то были студентами и, следовательно, привыкли сдавать рефераты, курсовые и лабораторные работы в последний момент. Эту привычку они ничтоже сумняшеся привносили и в трудовую деятельность. Пять планов по объектам, полученных в последний момент, нужно было еще свести воедино. Эту якобы простую работу обычно поручали самой скромной и беззащитной секретарше, у которой не хватало природной стервозности от нее отвертеться. Такая секретарша, как правило, не имела ни строительного, ни экономического образования и часто упускала существенные детали. А в ответ на добросовестные попытки выяснить значение непонятных фраз у компетентных лиц получала львиный рык: «Я занят! Мне некогда! У меня нет времени!» Затем этот сводный план в бешеном темпе пропускался через отделы главного энергетика, снабжения, а также ремонта и эксплуатации. Наконец, он попадал к главному инженеру. Тот добавлял к документу последние штрихи и отсылал его текст по электронной почте генеральному директору. Состряпанный на скорую руку, исковерканный, пропитанный отрицательными эмоциями его создателей, план изначально представлял весьма сомнительную ценность. В результате люди получали ресурсы не в том количестве и не того качества, которое хотели. Это давало им повод называть планирование делом бесполезным.

Зачем эта нудная писанина? Ведь на бумаге пишешь одно, а в нашей сумбурной российской жизни всегда происходит по-другому. (2) Как и общее состояние объектов, процедура планирования мероприятий Алексея не удивила. Все организационные и управленческие действия производились доморощенным российским «макаром», который в разных пропорциях сочетал стрессовый «кавалерийский наскок» с депрессивным «потягиванием кота за хвост».

А в первый день работы Алексея на ЗАО «Управсервис» ситуация с планированием еще сильнее усложнилась. Ведь обычно главный инженер не только ждет документы от своих подчиненных, но и активно их требует. В противном случае ему вместо планов предоставят тысячи аргументированных причин, по которым их не смогли вовремя выслать. А Коля Прошин, окрыленный переходом на более теплое место работы, легкомысленно выпустил из рук управленческие вожжи. В итоге на день отправки документа к главному инженеру поступила заготовка лишь от одного хаускипера из пяти. Алексею ничего не оставалось, как в экстренном порядке организовать штаб по созданию сводного плана. В него вошло четыре человека: сам Алексей, главный энергетик Юра, начальник отдела эксплуатации и ремонта Васильич, а также секретарша Светочка. За каждым из них был закреплен определенный комендант, у которого следовало к трем часам заполучить вожделенный документ. Штаб разместили в кабинете главного инженера, который тотчас же наполнился деловитым стуком телефонных кнопок. В дверях появился смуглый мужчина средних лет в камуфляжной куртке. — Знакомьтесь, Алексей Владимирович. Это хаускипер пятого объекта Санчев Александр Иванович, — представила гостя секретарша Светочка.

Коменданта Санчева прозвали, конечно же, Команданте Санчо. Ему это льстило, и он всячески культивировал свой имидж латиноамериканского героя: носил жесткие черные усики, одевался в стиле «милитари» и действительно напоминал функционера колумбийской наркомафии низшего управленческого звена (надсмотрщика на кокаиновой плантации).

 — Я не просто хаускипер, а передовой, революционный и авангардный комендант! — без ложной скромности заявил Санчев. — Я единственный, кто написал, согласовал и отправил вам план мероприятий на следующий месяц. Поэтому с чистой совестью явился проводить своего бывшего начальника. А мои товарищи по хаускиппингу не высовывают носа из своих асьенд (3). Боятся. 

Васильич и Юра согласно кивали головой, а Алексей прищурил глаза и спросил:

— Значит, Вы в курсе того, что творится на других объектах?

— А как же! — самодовольно ответил Санчев. — У нас длинные руки! Боевой разведчик всегда умеет раскинуть агентурную сеть.Санчев любил подчеркнуть свою принадлежность к военной разведке. Он действительно воевал, принимал участие в первой чеченской кампании. Однако весь период боевых действий прослужил на складе боеприпасов. Затем Команданте перевел разговор на свою больную тему:

— Васильич, когда у меня на складе заменят дверь?

— Вписывай ее в план, там видно будет, — ответил начальник службы ремонта и эксплуатации, украдкой взглянув на нового главного инженера.

— Да уж писал три раза! Сперва мою просьбу выкинули из плана как несущественную, затем сказали, что нет денег, а в третий раз пришел мужик из твоей службы, облапал дверь за все места и сказал, что она простоит целую вечность. Придурок!

— А дверь соответствует внутреннему стандарту на оборудование складских помещений? — поинтересовался Алексей.

— Какие стандарты?! — удивился Команданте и выкатил жгучие карие глаза.

— Вероятно, Алексей Владимирович имеет в виду то, что в советское время называлось СтП, стандарт предприятия, — предположил Васильич и ответил: — Нет, никаких своих нормативов мы не разрабатывали.

— А как же вы управляете качеством своих услуг? — спросил Алексей, уже примерно догадываясь, что ему ответят.

— Мы обеспечиваем качество головой и руками, — несколько раздраженно ответил Половицын. — А разводить всякого рода теории... уж извиняйте, нету времени.

— Передовые управляющие компании уже мало того, что создали систему менеджмента качества, так еще и привели ее в соответствие с международными стандартами ИСО, — заметил Алексей.

Дружеская беседа «штабных людей» и примкнувшего к ним Команданте постоянно прерывалась телефонными звонками.

— А мне начхать, что авария на теплотрассе произошла не по нашей вине! — орал в трубку Юра на своего подчиненного. — Клиент сидит с холодными батареями! Между прочим, деньги за тепло берем с него мы, а не «Теплокотлоресурс»! И твое собачье дело — обеспечить скорейшую подачу теплоносителя, а не с умным видом рассуждать, кто прав, а кто виноват! Бери ноги в руки и беги в «Теплокотлоресурс» выяснять, что у них стряслось! Чем быстрее решишь проблему, тем лучше. Учти, что клиент за время отсутствия тепла возьмет с нас неустойку. А в договоре с «Теплокотлоресурсом» неустойка не предусмотрена. Так что весь штраф клиенту пойдет из твоего кармана, понял?!

— Что за бред с неустойками?! — воскликнул Алексей и аж побледнел.

— Все в порядке, шеф! — успокоил его Водогреев. — Разве мы могли допустить такие глупости? Я это так... Люблю припугнуть подчиненных! Иначе как этих козлов заставишь работать?!

Половицын общался по телефону со своими людьми так же нежно и ласково:

— Опять эта гребанная туалетная бумага! Снова за неделю стравили месячную норму?! Вы жрете ее, что ли?!

— Что за таинственная история? — поинтересовался Алексей, который уже слышал о проблеме с туалетной бумагой от Прошина.

— Да воруют! — проворчал Половицын.

— Нет, батенька! — с ухмылкой возразил Юра и рассказал анекдот: 

— Молодой инженер знакомится с родителями невесты. Ее отец интересуется его доходами. Парень называет свой мизерный оклад. «Этого моей дочери не хватит даже на туалетную бумагу!» — замечает папочка. А молодой человек ему и отвечает: «Ну ваша дочь и зас...»

— Не выражайся при дамах, — перебил его Алексей и кивнул в сторону Светочки.

— Извини Светик, — проговорил Водогреев. — Я только хотел сказать Васильичу, чтобы он вычислял клиентов, которые чаще других справляют большую нужду, и взимал с них дополнительную плату. Юра расхохотался, а Половицын снова проворчал:

— Легко рассуждать вам, энергетикам, которые за сортиры не отвечают. В ходе разговора Алексей не выпускал из рук блокнот, постоянно вносил в него записи и уже исписал добрый десяток листов. Он, конечно, был реалистом. Однако где-то на периферии сознания мелькали идеалистические взгляды. Алексей выбирал место работы не только по соображениям материальной выгоды. Ему хотелось трудиться в передовой компании с современным менеджментом.

«Управсервис» был одним из ведущих игроков на рынке управляющих компаний города. У него была прекрасная репутация. Однако управленческие технологии, применяемые компанией, были далеки от совершенства. Организационная структура не отличалась гибкостью, горизонтальные связи работали слабо, системный подход к решению вопросов отсутствовал, должностные обязанности менеджеров были составлены нечетко, кое-где причудливо переплетались, что очень мешало общему делу. Всего лишь за один день работы в новой компании Алексей понял, что систему оказания услуг нужно не поддерживать и даже не менять, а просто-напросто создавать «с чистого листа». И все это — на фоне непрерывного решения оперативных вопросов. Заставляя хаускиперов выслать планы мероприятий по своим объектам, Алексей осознавал, что сегодня создать качественный сводный план невозможно. Пусть бы они выслали хоть что-нибудь. Однако к трем часам дня все четыре недостающих документа были вырваны из цепких рук комендантов. Затем усилиями четырех штабистов преобразованы в сводный план. Без пяти минут пять он был отправлен по электронной почте генеральному директору, и все члены штаба дружно переместились в конференц-зал на отвальную Прошина.

Пьянка проходила интересный этап своего развития. Мужчины уже всласть наговорились об отсутствующих женщинах, но еще недостаточно нагрузились, для того чтобы перейти к беседам о работе. Вот-вот разговор должен был пересечь эту критическую точку, а пока он шел как раз на стыке амурной и производственной тем. Обсуждали влюбленность некоего Струйского в какую-то Веру Михайловну. Алексей наклонился к Юре Водогрееву и шепнул:

— Поясни кратко, о чем спич.

— Струйский возглавляет айтишную компанию, которая стала нашим самым крупным арендатором. Они занимают аж два этажа.

— Это серьезно, — согласился Алексей.

— Крутой мужик! Все при нем! Молодость, интеллект, видная внешность, успешный бизнес, навороченная тачка! А втюрился в простую уборщицу.

— Симпатичную?

— Разве уборщицы бывают симпатичными? — искренне удивился Юра. 

— Молодую?

— Разве уборщицы бывают молодыми? Это тетенька средних лет. Может, ей уже есть сороковник. А Струйскому не больше тридцати. Либо у мужика от привалившего богатства поехала крыша, либо он извращенец, с жиру бесится.

— Не скажи, — возразил Алексей.

— А ты тоже любитель убогоньких дамочек бальзаковского возраста? — съехидничал Юра.

— Никогда не делай поспешных выводов, не имея достаточной информации, — нравоучительно заметил Алексей. — Лучше постарайся вникнуть в ситуацию, разобраться в ней. Жизнь — это чрезвычайно интересная штука. Сначала ее проявления кажутся необычными, затем в них находишь внятную житейскую логику.

— Крутой яппи и неприметная уборщица! Какая, нафиг, логика! 

- «Есть многое на свете, друг Горацио...», — ответил Алексей, принял непринужденную позу и с бокалом в руке стал внимательно наблюдать за новыми сослуживцами.   



(1)От англ. housekeeper — экономка, домоправительница.

(2)Текст типичного халтурного плана см. в Приложении 3.

(3)От исп. hacienda — хозяйство, имение.

ул. Заставская, д. 31, корпус 2 196084 Санкт-Петербург,

По собственной информации. Гиперссылка на Restate.ru обязательна.

Нашли ошибку или неточность? Нажмите CTRL и ENTER и расскажите нам про это  
Также по теме
     
     
Комментарии с форума
Комментариев пока нет

Ваш комментарий

Имя

Сообщение

 

Отправить      Нажимая "Отправить", я соглашаюсь с правилами размещения комментариев
Зарегистрируйтесь или войдите через Вконтакте или Facebook, чтобы следить за ответами на свои комментарии.

Ваш комментарий

Индексы рынка недвижимости Санкт-Петербурга
Поиск на карте

Ищите объявления рядом с работой, парком или родными

Найти на карте
Новости и аналитика рынков
19 июня Премьер Медведев напомнил о необходимости снижения ипотечных ставок

18 июня Минстрой: Ветхое жилье не будут расселять, если оно не является аварийным

17 июня Мосгосстройнадзор в течение недели будет проверять ход строительства объектов реновации

17 июня Российские банки начали уменьшать проценты по ипотеке после снижения ставки Центробанка

17 июня Невскую губу Васильевского острова будут намывать еще 7 лет

17 июня Дома-памятники в центре Петербурга «помогут» отреставрировать туристы

14 июня Обновленный Василеостровский рынок начал работать в тестовом режиме

13 июня Мутко: Темпы ввода жилья в четырех регионах России сильно отстают

13 июня «Социалку» за Urban Group обещают построить до конца 2022 года

11 июня Российские банки выдали рекордный по размеру ипотечный кредит в 2,55 млн рублей

11 июня Отчаявшиеся дольщики ЖК «Ижора Парк» объявили голодовку

11 июня В продаже появились квартиры в ЖК

11 июня В ЖК «Прибалтийский» осталось достроить последний корпус

10 июня Итоги ПМЭФ-2019: Петербург рассчитывает на инвестиции в размере 182,4 млрд рублей

6 июня Патриарх Кирилл: РПЦ строит в среднем по три храма в сутки

6 июня Сделка по продаже московской гостиницы «Пекин» Китаю не состоялась

6 июня Кронштадтские форты начнут перестраивать под развлечения и коммерцию уже этим летом

5 июня Пайщики проблемного дома «СУ-155» в Чертаново отпразднуют новоселье в январе 2020 года

4 июня Проблемный ЖК «Ленинский парк» ГК «Город» полностью сдан

3 июня ГК «Эталон» получила разрешение строить жилой комплекс на месте хладокомбината №1

Продайте или сдайте недвижимость
Добавьте объявление бесплатно
Разместить объявление
Сохранятся ли доступные цены на жилье без "долевки"?
© 2008-2019 Restate.ru При цитировании гиперссылка обязательна. Проект Интернет-издательства PDG
Наверх